История умалчивает

Тревожная информация поступила из города Узгена Джалал­Абадской области. Проведённая недавно реставрация не спасает от разрушения знаменитый минарет и три мавзолея династии Караханидов, построенных на территории современного города в XI веке. Администрация комплекса вынуждена была ограничить туда доступ туристов.
Необратимые потери
— В куполе снова появились большие трещины. Через них во время дождя и снеготаяния просачивается вода. На выделенные в прошлом году средства нам удалось остановить деформацию части стены. Мы уже не знаем, к кому обращаться. Писали письма к правительству, в Министерство культуры… Везде только обещают обратить внимание на наши проблемы. Увы, от этих заверений ситуация к лучшему не меняется. Хоть бы кто­нибудь из столичных чиновников приехал и посмотрел, как гибнет наша история, — рассказал глава администрации города Узгена Надырбек Каримов.
Однако проблема оказалась не только в отсутствии финансов и особых строительных материалов, но и специалистов, которые могли бы качественно провести восстановительные работы. Реставрацию нельзя проводить без особого разрешения на то Минкультуры КР. Так что если и найдётся меценат, который оплатил бы стоимость работ по восстановлению, то бюрократические проволочки напрочь могут отбить у него охоту это делать.
Как сообщили в НИИ «Кыргызреставрация» при Министерстве культуры, информации и туризма, не лучше обстоят дела и на известном далеко за пределами Кыргызстана комплексе Бурана, расположенном в Чуйской области. Он разрушается из-за некачественной реставрации, проведённой несколько лет назад. Знаменитую башню надстроили современным кирпичом, который не выдержал испытания временем. На нём стали выступать солончаки, разъедающие кладку. Более того, в новой надстройке использовали цемент, что недопустимо в реставрации.
К числу практически уничтоженных памятников архитектуры можно отнести средневековую глиняную постройку Сарай-Булун. Археологи нашли её в 1978 году недалеко от города Балыкчы Иссык-Кульской области. По версии учёных, это сооружение служило некогда караван­сараем, расположенным на перекрёстке девяти дорог на Великом шёлковом пути. К сожалению, этот памятник архитектуры разрушает не только время, но и люди. В 2009 году, когда на место прибыли специалисты для его изучения, оказалось, что части караван­сарая уже нет. Местные жители разрыли более четверти площади памятника.
Под воздействием времени в селе Дароот­Коргон Чон-Алайского района исчезает крепость, построенная при Кокандском ханстве. По информации президента Ассоциации туризма Великого шёлкового пути Владимира Комиссарова, последний раз этот объект реставрировали в 1985 году советские специалисты.
Остаётся неясным и будущее 11-метровой статуи Будды, которая была найдена вблизи села Красная речка Чуйской области. До сих пор вопрос о том, где же будет храниться исторический памятник, так и не решён. Сейчас объект законсервирован. В июле этого года в республику прибудут специалисты российского Государственного музея «Эрмитаж», которые вместе с кыргызскими коллегами продолжат раскопки уникального изваяния.
Специалисты считают, что вывозить Будду из страны нельзя. Это, прежде всего, запрещено законом, кроме того, транспортировка может сильно повредить памятник. Для сохранения же скульптуры в республике нужны специальная температура и режим влажности, что для Кыргызстана слишком дорогое удовольствие.
Но оказалось, что самый страшный враг для древних памятников всё же не время, а люди. Более 20-ти лет Кыргызстан добивался включения комплекса Сулайман­Тоо (Гора Соломона, или Трон Соломона – авт.) в реестр всемирного наследия ЮНЕСКО. В июле 2009 года это знаменательное событие наконец­то свершилось. Однако международная организация выдвинула требование — никаких современных построек ни вблизи, ни тем более на самом объекте. Тем не менее, в 2013 году как на самой Сулайман­Тоо, так и в непосредственной близости к ней было построено ещё семь кафе в дополнение к уже имеющимся 12-ти.
— Условия сохранения памятника Сулайман­Тоо не выполняются, его могут исключить из списка наследия и включить в перечень объектов, которым угрожает опасность. Это негативно отразится на имидже страны, — пояснила эксперт по программам ЮНЕСКО в Кыргызстане Сабира Солтонгельдиева.
Кстати, обещанная столичными властями реставрация дома первого выборного старосты Пишпека Ильи Терентьева давно набила оскомину. Бывший некогда богатым загородный летний дом со временем превратился в груду обломков, которую облюбовали бомжи и наркоманы. Под воздействием времени, ветра и осадков особняк — свидетель смены времён ещё с XIX века — сейчас похож больше на заброшенную полуразрушенную ночлежку. Не помогла историческому памятнику торжественная закладка капсулы, которую три года назад организовал экс-мэр Бишкека Иса Омуркулов. Теперь архитектурное достояние столицы вряд ли подлежит даже частичному восстановлению.
Замолвите слово
о памятнике бедном
Вопрос сохранения памятников архитектуры на территории Кыргызстана поднимался на выездном заседании профильного парламентского комитета по образованию, науке, культуре и спорту ещё прошлого созыва. Тогда депутаты посоветовали министерству культуры, информации и туризма обратить внимание на историко-культурное наследие.
— Мы пропагандируем в стране развитие туризма, а что мы можем показать гостям? За последние два десятилетия только в столице было разрушено около двух десятков памятников архитектуры. Башня Бурана, например, находится в плачевном состоянии, и никому до этого дела нет, — посетовала депутат Наталья Никитенко.
Большие надежды археологи и хранители памятников возлагали на паспортизацию объектов древности. Депутаты более двух лет назад даже приняли соответствующие поправки в существующее законодательство. Паспорта, как уверяли чиновники Минкультуры, необходимы были для инвентаризации каждого исторического объекта, и именно эти документы должны были стать своего рода охранной грамотой для исторического наследия. Однако прошло более двух лет с момента принятия поправок в законодательство. На паспортизацию из бюджета были выделены средства, но куда они пошли, никто не знает. Большинство памятников так и остались бесхозными.





Людмила БЕСЕДИНА


Справка

За 2015 год обследовано 173 памятника истории и культуры республиканского и местного значения в городе Бишкеке, Ошской, Джалал­Абадской, Нарынской, Иссык-Кульской и Таласской областях. Из них 25 памятников археологии требуют экстренных консервационных работ, 28 памятников архитектуры — ремонтно-восстановительных. Между тем бюджет Минкультуры на 2016 год составляет 1 миллиард 209 миллионов 767 тысяч сомов. На прочие расходы выделено чуть более 200 тысяч сомов. Средства на ГСМ, оплату коммунальных услуг не учтены.

Комментарий

Джумамедель Иманкулов, директор НИИ «Кыргызреставрация» при Министерстве культуры, информации и туризма:
— Мне кто­то из чиновников однажды сказал: «Тут людей кормить нечем, а вы со своими развалинами лезете…» В советское время сохранению старинных сооружений, особенно таких древних, уделялось огромное внимание. В бюджет закладывали средства, за состоянием древних строений следили специалисты. Они же давали рекомендации, что и как надо делать, чтобы объекты не разрушались. Ведь они представляют ценность не только как туристические места, но и с точки зрения науки. У нас же за 20 с лишним лет деньги на реставрацию вообще не выделялись. Да и сотрудники нашего НИИ все разъехались. Сейчас у нас работает десять человек, и это на всю республику. Кроме того, у нас нет специальных реставрационных технологий. А взять современный кирпич или какой­либо другой материал и залатать дыры — это не реставрация.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: