Свадьба в законе

По мнению инициаторов законопроекта — депутатов парламента от фракции «Кыргызстан» Эльмиры Джумалиевой и от фракции «Ата-Мекен» Аиды Саляновой, предлагаемый документ должен защитить права девушек и женщин, а также снизить количество ранних браков.

Срок для имама
В предлагаемом варианте законопроекта священнослужителю, который проведёт обряд до официальной регистрации брака в государственных органах, грозит до трёх лет лишения свободы.
Между тем точной статистики, сколько браков в стране заключается без официальной регистрации, в республике нет. Тем не менее по данным медико-демографического исследования Нацстаткомитета, около 15% женщин вышли замуж до достижения 18-летнего возраста, в том числе 1% — до достижения 15 лет. Анализ показал, что браки с участием несовершеннолетних заключаются в основном в сельских местностях и преимущественно в беднейших слоях сельского населения. Многие подобные союзы оказываются недолговечными, быстро распадаются, что влечёт в дальнейшем множество проблем.
— Мы видим много таких негативных фактов, когда несовершеннолетних девушек выдают замуж через обряд нике. Родители соглашаются, женихи и сами не готовы к такой ответственности, это всё неправильно. Проблема в том, что после распада таких браков нельзя доказать отцовство и существование самого брака. Мужья выгоняют жён из дома на улицу с детьми. Поэтому предлагается усилить административную и уголовную ответственность, обязав официально регистрировать брак до нике. Если молдо проведут этот обряд без наличия у молодожёнов свидетельства о браке из ЗАГСа, их нужно привлекать к уголовной ответственности, — отметила Джумалиева.
Законопроект предлагает наказывать лишением свободы до трёх лет молдо, проводящих нике для молодых пар, не удостоверившись в том, что те оформили брачные отношения официально, в государственных органах. Пять лет может грозить тем священнослужителям, которые осветят союз с несовершеннолетним гражданином.
Конечно, авторы законопроекта согласны, введение запрета на ранний брак не приведёт к искоренению данных правонарушений, однако может способствовать сокращению их количества путём повышения ответственности для его участников.
Бьёт — значит, любит?
В конце прошлого года Национальный статистический комитет Кыргызстана и ЮНИСЕФ представили результаты Мультииндикаторного кластерного обследования (МИКО) положения детей и женщин. В нём содержатся данные о детской смертности, здоровье, питании, санитарии и гигиене, развитии в раннем возрасте, уровне грамотности и образования, защите детей, о ВИЧ/СПИДе, доступе к СМИ, субъективном благополучии молодых женщин, употреблении ими табака и алкоголя и т. д. Иногда они просто поражают. В частности, в Кыргызстане более трети женщин (31,8%) считают, что муж вправе ударить или побить жену, если она не заботится о детях, подаёт подгоревшую еду, выходит из дома без предупреждения, возражает супругу или отказывает ему в интимной близости. Напомним, что многоиндикаторное кластерное обследование по оценке положения детей и женщин было проведено в 2014 году Нацстаткомом КР при финансовой и технической поддержке Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ), а также при софинансировании Фонда ООН по народонаселению (ЮНФПА). МИКО — это международная программа обследований домашних хозяйств, разработанная ЮНИСЕФ в 1990 году, для поддержки стран по сбору разнообразных международно сопоставимых данных и показателей по оценке положения детей и женщин.
Главный специалист Отдела демографической статистики Нацстаткома Людмила Торгашева ознакомила собравшихся с итогами МИКО относительно проблем рождаемости и планирования семьи. Она сообщила, что в среднем на каждую женщину приходится по 4 ребёнка, коэффициент рождаемости среди женщин сельской местности выше, чем городской. Наибольшая доля женщин 15-19 лет, вступивших в период деторождения, приходится на Ошскую и Таласскую области, а также город Ош.
При этом подростковая рождаемость в стране составляет 65 на 1000 женщин, а почти каждая восьмая женщина в возрастной категории 20-49 лет вышла замуж до 18 лет. Почти каждая седьмая женщина в возрасте 15-19 лет (13,9%) в настоящее время замужем или состоит в неофициальном браке. Одна из ста женщин (0,9%) в возрасте 15-49 лет состоит в полигамном браке/союзе. В исследовании отмечается, что вступление в брак до наступления 18 лет является реальностью для многих девочек. Во многих частях мира родители поощряют вступление в брак своих дочерей, когда они ещё являются детьми, в надежде на то, что этот брак принесёт им финансовые и социальные выгоды и одновременно облегчит финансовое бремя для семьи. Но детские браки нарушают права человека и ставят под угрозу развитие девочек. Такие союзы приводят к ранней беременности и социальной изоляции, это усугубляется низким уровнем общего и профессионального образования девочек, в результате чего усиливается гендерно-дифференцированный характер бедности. Кроме того, у женщин, вступивших в брак до достижения 18 лет, как правило, больше детей, чем у тех, кто вступил в брак в старшем возрасте. Несовершеннолетние девочки­супруги имеют повышенный риск подвергнуться семейному насилию, как со стороны супруга, так и со стороны других взрослых членов его семьи. В случае развода, не имея официальной регистрации брака, они также рискуют остаться без алиментов на содержание детей и, как правило, не могут претендовать на раздел имущества.
История 16-летней Бахтыгуль, жительницы Чуйской области, довольно показательна. Она впервые увидела своего жениха, когда её доставили к нему в дом. Бахтыгуль схватили на улице и тащили, удерживая за руки и ноги. По её словам, «суженый», оказавшийся вдвое старше, требовал согласия на женитьбу несколько дней, держа пленницу под охраной пожилых сообщниц — своих родственниц.
После недели безуспешных попыток сбежать похищенная невеста отравилась найденными в доме сильнодействующими таблетками. Попав в реанимацию в состоянии комы, Бахтыгуль выжила, но на всю жизнь осталась инвалидом.
Из больницы напуганный похититель отвёз Бахтыгуль к её родителям, а через год женился на другой и уже успел обзавестись детьми. «Он остался ненаказанным, — сетует пострадавшая. — До похищения у меня был молодой человек, за которого я хотела выйти замуж. Но теперь я никому не нужна».
«Издержки» воспитания
Исследование также показало, что каждый десятый ребёнок (9,9%) в стране не проживает ни с одним из своих родителей, хотя в большинстве случаев оба родителя живы. Каждый девятый ребёнок (11,2%) имеет одного или обоих родителей, проживающих за рубежом, из них почти в половине случаев за границей находятся и мать, и отец. Наиболее высокие показатели проживания за границей наблюдаются в Джалал­Абадской, Ошской и Баткенской областях.
Особое место было уделено вопросам защиты детей. В результатах отмечается, что Конвенцией о правах ребёнка установлено, что каждый ребёнок имеет право на имя и приобретение гражданства, а также право на защиту от лишения своей индивидуальности. Важнейшим средством обеспечения данных прав детей является регистрация рождения. Отсутствие официальной государственной регистрации, как правило, означает, что ребёнок не может получить свидетельство о рождении, без которого ему может быть отказано в медицинской, социальной помощи или образовании. В Кыргызской Республике зарегистрировано рождение 97,7% детей в возрасте до пяти лет. При этом отмечается, что три четверти (75,7%) матерей, чьи дети не зарегистрированы, осведомлены о процессе регистрации, что указывает на наличие других препятствий для регистрации рождения.
По данным МИКО, 25,8% детей в возрасте 5-17 лет вовлечены в детский труд, а 15,2% детей работают в опасных условиях. Так, в целом мальчики вовлечены в детский труд чаще девочек (29,9% против 21,5%). Доля детей, вовлечённых в детский труд, в сельской местности в 2,5 раза выше, чем в городских поселениях (39% и 12,3% соответственно). Наиболее высоки показатели детского труда в Чуйской (42,6%) и Ошской (34,7%) областях, а наиболее низкие — в Бишкеке (4,5%). Процент детей, вовлечённых в детский труд, увеличивается с возрастом ребёнка.
Отмечается, что в республике зачастую при воспитании детей используются карательные методы, которые основаны на применении физической силы или вербального запугивания с целью получения желаемого поведения. Так, из числа детей в возрасте 1-14 лет больше половины — 57,1% были подвергнуты, по крайней мере, одной из форм психологического или физического наказания членом семьи в течение последнего месяца. При этом, в домохозяйствах зачастую используется комбинация дисциплинарных методов, отражающих стремление контролировать поведение ребёнка всеми возможными способами. В исследовании приводится, что 46,1% детей подвергаются психологическому давлению, в то время как 40,8% испытали физическое наказание. Жестоким формам наказания (удары по голове, ушам и лицу или сильные и неоднократные удары по другим частям тела) подверглись 2,8% детей в возрасте 1-14 лет.
Мальчики чаще подвергаются насильственным методам дисциплинирования, чем девочки (59,9% и 54,4% соответственно). Использование таких методов по отношению к детям в городских поселениях мало отличается от сельской местности и почти не зависит от уровня благосостояния домохозяйства. Наиболее часто (более 70%) используются любые методы наказания детей в городах Ош и Бишкек, а также в Таласской области. При этом лишь 15% респондентов считают, что физическое наказание детей является необходимостью. Респонденты с низким уровнем образования, проживающие в сельской местности, считают физическое наказание приемлемым способом дисциплинирования детей. Отношение к физическому наказанию не зависит от родственных отношений: 16,2% матерей уверены в необходимости физического наказания по сравнению с 14,4% отцов и 13,3% — среди других взрослых членов домохозяйства. Нередко такие методы воспитания заканчиваются плачевно. В декабре прошлого года, к примеру, в селе Бешик-Жон Базар-Коргонского района тётя так избила семилетнюю племянницу, что та скончалась от полученных побоев, не приходя в сознание.





Мария ОРЛОВА

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: