Коня на скаку остановит, в горящую избу войдёт

В этом году известная актриса Ольга КАБО отмечает 30-летие творческого пути. Это важный рубеж в жизни артистки. Кто оказал на неё влияние и помог творческому росту? С кем свела её судьба в жизни? Об этом разговор актрисы с Натальей ЮНГВАЛЬД-ХИЛЬКЕВИЧ.
- Ольга, вы учились у Сергея Бондарчука и Ирины Скобцевой. Вспоминаете о тех временах?
– Я счастлива, что поступила именно на курс к Сергею Бондарчуку и Ирине Скобцевой. Кроме азов профессии Сергей Фёдорович и Ирина Константиновна научили меня в жизни быть сильной, терпеливой, уверенной в себе! Они подарили нам, студентам, ощущение счастья и свободы от обладания актёрской профессией.
– Какие роли вам доверяли? Для какого амплуа готовили?
– Во время учёбы мы, студенты, играли много и всегда разное. Наши мастера давали нам возможность экспериментировать, пробовать себя в различных амплуа. Кстати, само понятие «амплуа» значительно сужает таланты актёра, замыкает его способности в определённые рамки. Поэтому ни Сергей Фёдорович, ни Ирина Константиновна никогда не настаивали, чтобы мы повторялись. Напротив, ломали эти границы, позволяя рисковать, ошибаться и даже просто хулиганить. Что касается меня, то я участвовала во всех дипломных спектаклях курса – выходила в роли Раневской в «Вишнёвом саде», играла Лавкину в саркастической комедии «За!». Бондарчук пытался расширить мой актёрский диапазон, умышленно не предлагая мне ролей романтического плана, наоборот – прививал любовь к драматическим и характерным образам.
– Какую заповедь мастеров чаще всего вспоминаете?
– Сергей Фёдорович считал, что актёр должен быть «синтетическим», то есть уметь всё. Должен стремиться к тому, чтобы быть хозяином своих ролей. Ведь в кино так много зависит от режиссёра, оператора, монтажа... Наверное, именно эти слова мастера и вдохновили меня на самостоятельное исполнение трюков в фильмах. Я тренировалась, занималась с каскадёрами, и в кадре вместо меня никогда не было дублёра! Я очень гордилась этим.
Ещё учителя готовили нас к тому, что не всегда будут роли, работа, что могут возникнуть паузы, может, даже – забвение. Но нужно верить в себя, иметь силы, уверенность и терпение.
– Почему вы вдруг поступили в МГУ? Вам казалось, что ВГИК даёт недостаточно широкое образование, или вы с детства интересовались историей?
– У меня образовалась пауза в работе – я ждала рождения моей дочери Татьяны. Но, будучи человеком деятельным и активным, мне сложно было просто сидеть дома. Вот и поступила на отделение искусств исторического факультета МГУ. Было очень интересно: я открыла для себя мир архитектуры, живописи, скульптуры. Ведь, будучи студенткой ВГИКа, я много снималась, и многие дисциплины прошли «мимо» из-за постоянных киноэкспедиций и отъездов. Так что сейчас во время путешествий я с удовольствием использую свои эмгэушные знания – хожу на выставки, в музеи, иногда даже организовываю архитектурные экскурсии друзьям и коллегам во время гастролей или съёмок.
– Какой исторический этап считаете самым интересным?
– Я вдохновлена творчеством импрессионистов – обожаю Моне. Недавно, будучи в Париже, посетила местечко Жеверни, где творил великий художник и где он создал свой мир с роскошными садами и прудом с кувшинками...
– Вы играли у Рыбникова. Значит, впервые запели там? Расскажите немного об этом периоде. Что он вам дал?
– Музыка Рыбникова поразила меня ещё в детстве, когда я впервые попала в Ленком на легендарный спектакль «Юнона и Авось». Помню, вышла из театра ошеломлённая – и от спектакля, и от музыки, и от игры артистов. Тогда даже не могла представить, что когда-то познакомлюсь с этим великим композитором, да ещё и приму участие в его постановках! Алексей Львович создал свой Театр современной оперы и пригласил меня попробоваться на главную роль в рок-опере «Литургия оглашенных» – сложная музыка, драматическая история. И несколько лет я пела в «Литургии».
Однажды Рыбников пригласил меня в кабинет и сказал, что к нему обратилась южнокорейская компания с предложением поставить «Юнону и Авось» на сцене «Метрополитен-опера» в Сеуле. Он хотел, чтобы Кончиту в этой постановке играла я, но... на корейском языке. Вы не можете представить, что со мной было! Я готова была запрыгать от счастья. Меня ждала длительная поездка в Сеул – месяц репетиций и месяц ежедневных спектаклей. Я была готова к серьёзной работе: учила корейский текст, занималась вокалом, оттачивала танцевальные па, ведь это был ремейк ленкомовского спектакля, а главное, нужно было влиться в коллектив прекрасных профессиональных певцов «Метрополитен». На премьеру приехали Рыбников и Николай Караченцов. После спектакля они сказали, что я «облагородила» корейский язык, что в моих устах он звучал как французский.
– Вы являетесь членом Ассоциации каскадёров. Что для этого было нужно? Сдавать нормы ГТО? Пройти какие-то экзамены? Фехтование, верховая езда, навыки вождения автомобиля… Что ещё?
– Все мои каскадёрские трюки были совершены до рождения детей. С появлением Тани и тем более Вити мне всё меньше хочется рисковать и кому-то что-то доказывать! А в начале творческого пути была готова к экспериментам. Началось всё в 1988 году, я готовилась сниматься в фильме Сергея Тарасова «Приключения Квентина Дорварда, стрелка королевской гвардии» по одноимённому роману Вальтера Скотта. Средневековье, времена рыцарей и прекрасных амазонок. Передо мной встал вопрос – самой скакать на лошади или с помощью дублёра. Об ответе я даже не задумывалась. Мой учитель Сергей Фёдорович Бондарчук всегда говорил, что актёр должен полностью отвечать за свою роль. Поэтому я согласилась на ежедневные тренировки, прошла через падения, слёзы, боль. Это была очень серьёзная работа, и я благодарна своим друзьям-каскадёрам, которые были очень жёсткими тренерами. Зато после такой закалки у меня никогда не возникает страха ни перед одной лошадью.
Теперь конный спорт – моё хобби. У меня даже есть собственная лошадь, жеребец тракененской породы по кличке Покровитель. В свободное время я увлечённо занимаюсь выездкой, и моя любовь к лошадям передалась моим детям, Танечка и Витюша – частые гости на конюшне. А Витя, которому недавно исполнилось три годика, уже сидит в седле, конечно, в обнимку со мной, но любит скакать рысью или даже галопом! Ему очень нравится ухаживать за лошадкой – расчёсывать хвостик, чистить копыта, кормить морковкой или яблоками. Так что лошади для меня – это красота, это отдушина и просто удовольствие. Иногда, когда плохое настроение или неприятности, приезжаю в любимый конно-спортивный клуб «Отрада», сажусь в седло, и мы с моим тренером Наташей мчимся галопом по лесу – ветер в лицо, лошадь храпит от скорости, и, поверьте, все проблемы сразу улетучиваются. И эти два часа общения с лошадью, не важно, в седле я или рядом с нею, абсолютно успокаивают и гармонизируют меня.
Ну а для картины «Крестоносец» мне пришлось овладеть холодным оружием. Моя героиня залихватски боролась на мечах с исполнителем главной роли Александром Иншаковым, кстати, президентом Ассоциации каскадёров России. Я совершила сложный трюк – прыгнула с 15-метровой высоты. Прыгала на картонные коробки, обтянутые брезентом – было ужасно страшно, но я не могла показать съёмочной группе свою слабость и сделала это, да не один раз, ведь дублей в кино бывает много! Зато после чувствовала себя настоящей победительницей! И за моё бесстрашие меня приняли в Ассоциацию каскадёров.
– Назовите самые любимые спектакли. Какие и почему? Что вам даёт Театр имени Моссовета? Получается ли с кем-нибудь дружить или это «клубок единомышленников»? Какого партнёра отметите особо? Что любите больше играть – классику или современные пьесы и почему? Почему не оставляете театр?
– 15 лет служу в Театре имени Моссовета. На сцене играю интересные, разноплановые роли, характерные и драматические. Очень люблю спектакли Павла Хомского «Опасные связи» по роману Шодерло де Лакло, в котором я – коварная маркиза де Мертей. «Мораль пани Дульской», где моя героиня – хитрая, свободолюбивая пани Юлиасевич. С удовольствием работаю с Юрием Ерёминым. Участвую в его музыкальной постановке «Casting/Кастинг». В этом спектакле хореографию поставила великолепная Алла Сигалова. Я играю несостоявшуюся, вышедшую «в тираж» балерину Эвелину Польских, которая в числе других претендентов приходит на кастинг для участия в новом мюзикле. До сих пор с восторгом вспоминаю наши репетиции.
Люблю драматический спектакль Юрия Ивановича «Серебряный век», в котором из уст моей героини Киры Августовны звучат великие стихи поэтов Серебряного века. А в психологическом триллере «В случае убийства набирайте «М» по фильму Хичкока выхожу на сцену в роли Марго – жертвы супружеской неверности, в кино её играла Грейс Келли. Ну а премьера прошлого сезона – «Морское путешествие 1933 года» – сценический ремейк прекрасного фильма Стенли Крамера «Корабль дураков». Моя Мери Трэдуэл, кстати, в кино её исполняла Вивьен Ли, находится в постоянном поиске счастья. Вообще с Театром имени Моссовета связана моя основная творческая жизнь. Режиссёры театра доверяют мне потрясающие роли, в которых я имею возможность рисковать, экспериментировать, быть не самой собой. Это так важно для артиста – выходить за рамки привычного амплуа.
К тому же театр подарил мне встречу с прекрасными артистами: Ольгой Остроумовой, Георгием Тараторкиным, Александром Леньковым, Борисом Химичевым, Александром Домогаровым, Александром Яцко... Я долго могу перечислять. Это счастье – выходить с ними на одну сцену, общаться с ними на равных, учиться у них! Ведь театр – это постоянное познание себя, глубокая психологическая работа над ролями. Уверена, только в театре артист может стать Артистом, только здесь незримо присутствует «жизнь человеческого духа»...
– Хорошая ли вы хозяйка или всё отдали на откуп домработнице?
– О, люблю пофантазировать на кухне, отвлекаюсь от всего – забот, проблем и плохого настроения! Обожаю печь. Редко, но радую мужа – а он у меня сластёна – то медовиком, то наполеоном. Могу позволить себе это только ночью, когда все спят. Очень люблю тишину, мне её так не хватает в жизни.
– Что главное в понятиях «семейный очаг», «семейный уют»? Это когда…
– Когда супруги слушают друг друга. И когда вместе делят радость и горе. И когда умеют прощать и принимать друг друга такими, какие они есть.
– Чего бы вы пожелали маленькому Виктору, какой судьбы?
– Пусть будет достойным, порядочным человеком, настоящим мужчиной, готовым принимать важные решения и отвечать за свои поступки и слова.
– Судьба Тани уже определилась. Вы рады этому обстоятельству? Ведь балет – это работа до седьмого пота…
– Да, моя дочь закончила Академию хореографии при Большом театре, а теперь решила продолжать учёбу – поступила на балетмейстерский факультет ГИТИСа на курс к Вячеславу Гордееву. Она выбрала тернистый путь, полный лишений, ограничений, пота и боли. Но по мне балет – самое совершенное из всех искусств. В танце столько души, дыхания, красоты и гармонии, что он не может сравниться с другими произведениями искусства по полноте и величию!
– Когда в квартире раздаётся телефонный звонок, что вы ожидаете? Разговора по душам… Предложения? Или не пользуетесь телефоном?
– Подхожу к телефону и думаю: «А вдруг Спилберг?!!»





https://argumenti.ru/culture/n521/430440
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: