«Силиконовая жизнь»

Бишкек АИФ. Александр Ширвиндт - о коррупции, патриотизме и «хитрошопстве»
«С мыслью сегодня напряжёнка. Царит словоблудие - нахальное и безнаказанное».
Знаменитый актёр и режиссёр Александр ШИРВИНДТ признаётся, что устал следить за борьбой правых и левых сил. Как выбраться из этого сплошного ток-шоу, в которое превратилась наша жизнь?
Где нормальные?
- Александр Анатольевич, ещё Бунин предупреждал, что русская душа часто впадает «в запустение, глушь, распад». Сегодня, к сожалению, много россиян живёт по принципу «моя хата с краю»...
- Народ очень устал. Я иногда думаю: а где же нормальные человеки, которые когда-то были? Помню, когда умер Булат Окуджава, очередь проститься с ним стояла от Театра им. Вахтангова по всему Старому Арбату до Смоленской, хвост заворачивал аж на Садовую! Я нарочно прошёлся и посмотрел на стоящих - замечательные лица, молодёжь, интеллигенты. Много… А сейчас где они? Уехали, перемёрли или ждут достойного персонажа, чтобы встать в очередь проводить? Или просто растворились в океане безвкусицы? Когда встречаешь человека, который во что-то верит и чего-то хочет, кажется, что он немножко юродивый. Безнадзорный понос свободомыслия становится страшноватым. Свободомыслие, если вглядеться в слово, всё-таки подразумевает мысль. А с этим напряжёнка. И поэтому царит словоблудие, довольно нахальное и, в общем-то, безнаказанное.
Без надежды жить нельзя. Всё время кажется, что всё не такое дерьмо, как кажется (простите за тавтологию). Но действительность удручает...
Не так давно было 5 иномарок в стране: одна у Андрюши Миронова, у Никулина – старый «мерседес», из которого дым валил, ему его в Эмиратах подарили… «БМВ» у Высоцкого.
И всё. Народ стоял на тротуарах и с добрым умилением смотрел на своих кумиров, летящих по шоссе. Сегодня поймать чей-нибудь добрый взгляд - проблема. Все глаза спрятаны за затемнёнными стёклами «лексусов». Я не против «лексусов», но хотелось бы больше кумиров.
«Мисс Подворотня»
- У вас в Театре сатиры вышел спектакль «Дураки». Решили в очередной раз высказаться на тему одной из двух главных проблем России?
- В этой пьесе звучит нота сегодняшнего дня. Хотя там нет ничего глобально-конкретного. Существует некий мифический город, где живут люди, которые прикинулись дураками, чтобы не «гнать волну». Они в это заигрались и хотели бы вырваться из идиотизма, но уже не могут. Поют гимн: «Проклятие наше родное, к нему приросли мы навек». Появляется учитель, который хочет насадить цивилизацию, культуру, просвещение, и натыкается на такое милейшее философское ощущение: ничего никому не нужно, мол, живём и живём...
Мне кажется, эта общая атмосфера наивного хитрошопства сегодня витает в воздухе. Уже нет сил следить за борьбой правых и левых сил. Не жизнь, а сплошное ток-шоу! Идущая по всем каналам беспощадная полемика под руководством иронично-циничного провокатора-ведущего напоминает мне наше пребывание на сцене в четырёхсотом спектакле, когда ни сил, ни вдохновения уже нет… Одно ремесло. Чем мощнее схватка, тем печальнее результаты. Любые протестные тело- и теледвижения должны иметь позитивную основу.
Я, например, не устаю удивляться титанической трудоспособности нашего президента. Но население, которое веками ждёт прихода мессии, никакие повседневные миссии не впечатляют. ТВ пухнет от игр и соревнований: то выбирают очередную «Мисс Подворотня», то проводят конкурс пародистов. Я очень люблю этот жанр. Помню Чистякова, Дудника, Филимонова, Винокура, Хазанова и т. д., которые лёгким, тонким штрихом подмечали индивидуальность пародируемого. А сегодня бригада гримёров патологоанатомов сутками лепит из несчастной девочки восковую мумию модного певца, и это называется пародией. А тот же Геннадий Викторович должен это оценивать...
- Сегодняшние молодые люди сильно отличаются от молодёжи вашего поколения?
- Отцы и дети – вечная проблема мироздания. Конклав сегодняшних худруков по возрасту приближается к Ватикану. Но неплохо было бы создать совет старейшин, которые что-то знают и ещё что-то помнят. Советоваться с ними, а не снисходительно-терпеливо ждать их кончины. Среди 40-, 45-летних ещё есть здравомыслящие. Но те, кто родился в 90-е годы и кому сейчас, условно говоря, по 25, - это совершенно другое поколение... Ненавижу старческое брюзжание «в наше время, в наше время…». И всё же… Сейчас громогласно декларируется необходимость духовности, а вокруг одни силиконовые груди и гелевые губы. Всё красивое и надутое, но хочется иметь что-то натуральное! Меня не покидает ощущение сегодняшней силиконовой жизни. «Сколково» - силиконовый сколок Силиконовой долины - построили, надули и стыдливо замолчали. И т. д. и т. п. Обожаем новые словечки! Инновации, инновации... Пожуём – и забываем.
«Куда ползти?»
- Много разговоров о бывшем министре обороны. Часто говорят - как можно было допустить такой уровень махинаций? Ведь контролирующим органам всё давно должно было быть известно.
- Коррупция - это же не просто громкое слово. Это страшная разветвлённая сеть метастазов, которые невозможно даже ухватить... Уже не- операбельно! Рухнула страна, а в новом государстве заложили только фундамент надежды и ни о чём толком не договорились.
Вот выходят огромные материалы о театре, например, обэфросовском этюдном методе. Рассказывают о репетициях, о разборах пьес… Читаю и думаю: «Боже! Как интересно!» Для меня, артиста, который сыграл у него 8 главных ролей в двух театрах, это совершенное откровение! Я к чему? Помните знаменитую фразу пушкинскую, сказанную устами Пимена: «И пыль веков от хартий отряхнув, правдивые сказанья перепишет»? Я только сейчас понял истинный смысл этих слов. Правдиво перепишет – не в смысле освежит ветхие фолианты, а в смысле – напишет другую версию. Сейчас мы переписываем во всех смыслах всё - историю, войну, Сталина, театроведение и пр. Куда ни плюнь... Это страшно. Даже так называемая думающая молодёжь растерянна, она не знает, чему верить, «куда ползти».
- Можно ли современному молодому человеку привить патриотизм?
- Патриотизм - это не берёзка, опята и памятник Тимирязеву. Патриотизм - это, в общем-то, эмбриональная штука. Человек пуповиной с рождения связан с землёй, нацией, с родителями, с зоопарком, куда он ходил, с кинотеатром, со школой. Всё это, куда бы ты ни метался, всё равно в тебе сидит.
А сейчас с рождения существует нигилизм. И это не космополитизм, а цинизм отсутствия всяких корней. Если говорить серьёзно - что такое корни?
Это то, из чего всё растёт и что держит. Когда их нет, то дерево может улететь, упасть или сгнить. Жизнь стала бутафорски зыбкой. Мой валдайский друг, бывший знатный шахтёр, сутками в утлой резиновой лодочке пытается что-то добыть из водоёма и говорит, покуривая откуда-то доставаемый «Беломор»: «Вот удрал от воркутинской смерти, чтобы дожить как человек». Хочу с ним...
Ольга ШАБЛИНСКАЯ
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: