Тихоокеанское эхо кавказских событий



В этом году в мире отмечали несколько трагических памятных дат – семидесятилетие окончания Второй мировой войны и массовую гибель гражданских людей в Хиросиме и Нагасаки. Как ни далёк Кавказ от японских островов, но всё же бомбардировка японских городов связана с судьбами Закавказья.
Вековая борьба между Россией и Османской империей, предшественницей современной Турции, за проливы, границы и территории обострила советско-турецкие отношения в период Второй мировой войны и после её окончания.
В архивах секретного дела «Захват Турцией армянских территорий» находятся сведения о том, что 22 июля 1945 г. вопрос советско-турецких отношений обсуждался на заседании руководителей союзных держав. Черчилль обратил внимание Сталина на то, что Турция встревожена концентрацией болгарских и советских войск в Болгарии, упоминанием об изменении восточной границы Турции, а также о советской базе в проливах во время переговоров между турецким послом и Молотовым. Сталин заявлял, что турецко-советская граница в районе Карса и Ардагана неправильна, и, если Турция хочет заключить с СССР союз, нужно её исправить. Председатель заседания президент США Трумэн и Черчилль уклонились от дальнейшего обсуждения этого вопроса, да и Сталин не настаивал.
В конце апреля 1945 г. Всеармянский национальный совет вручил странам – участницам конференции в Сан-Франциско, учредившей ООН, меморандум «Дело армянского народа», а в мае в СССР стал пользоваться популярностью план освобождения исконно армянских земель, насильственно отторгнутых и присоединённых Турцией к своим территориям в 1917–1918 годах. Уже за год до этого до 20 дивизий, три полностью укомплектованные армии были сосредоточены на границе с Турцией. Войска дислоцировались не только в республиках советского Закавказья, но и в Иране, в районе города Тебриз, в том месте, где сходились границы СССР, Турции, Ирака и Ирана.
Через месяц известие о письме нового Католикоса Сталину, в котором поднимались вопросы воссоединения исконных армянских земель с Советской Арменией и репатриации армян на родину, было воспринято с воодушевлением в диаспоре. В ноябре 1945-го Геворг VI обратился к главам правительств СССР, США и Великобритании, Канады, Австралии и Франции с подобной просьбой, ответа не последовало. Но правительства Армянской и Грузинской ССР в своих заявлениях осенью того же года впрямую потребовали отменить Московский и уточняющий его Карсский договоры между РСФСР и Турцией 1921 года.
Игорь Атаманенко в книге «Не нужен нам берег турецкий?» вносит свои свидетельства: «Как только ГРУ Генштаба Красной армии добыло сведения, что на границе с Арменией Турция сосредоточила около миллиона солдат-янычар с целью оккупировать нашу часть Закавказья, советское командование не преминуло воспользоваться условиями договора и в августе 1941 года ввело на территорию Ирана сначала 12, а затем ещё 5 дивизий. Эта акция настолько отрезвила горячие головы в турецких штабах, что военное командование Турции решило отложить вторжение на территорию Грузии, Армении и Азербайджана до взятия Гитлером Москвы. По указанию Сталина Анастас Микоян и Георгий Маленков разработали программу по послевоенному переустройству Турции. Из армян-коммунистов были полностью укомплектованы штаты райкомов и горкомов партии, которые должны были на первом этапе составить костяк административной власти в освобождённых Красной армией турецких городах.
Но в последний момент из Москвы сказали: «Стоп!»
Атаманенко считает, что решение о применении США атомной бомбы против Японии Трумэн принял лишь после того, как руководитель американской военной разведки сообщил ему, что в районе Тебриза наблюдается передислокация сосредоточенных там дивизий Красной армии – они выдвигаются к границе с Турцией. На промышленных объектах, предприятиях транспорта и связи в городах, тридцать лет назад захваченных Турцией, отмечена повышенная диверсионная активность армянских повстанцев.
Американский президент сразу понял, почему в ходе переговоров Сталин стремился заполучить часть итальянского флота, положенного Советскому Союзу в счёт репараций, до 1 августа 1945 года. Войдя в Дарданелльский пролив, военные корабли смогли бы оказывать с запада поддержку наступающим с востока частям Красной армии. Да, бомбардировать Японию нужно немедленно, однако не раньше, чем он покинет Потсдам, чтобы находиться подальше от вопросов русских. Ведь ещё на повестке дня вопрос о создании Израиля. И Турция рассматривалась как его единственный союзник на Ближнем Востоке.
...Когда Сталину доложили о результатах атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки, об имевшихся там разрушениях и жертвах (220 тыс. убитых и раненых, оба города в руинах), он долго расхаживал по кабинету, пытаясь раскурить погасшую трубку – ломались спички.
Поняв тщетность своих попыток, положил трубку на стол и посмотрел на притихших членов Политбюро: «Поход на Стамбул отменяется... До лучших времён. А турки пусть вечно благодарят японцев, которые ради них пожертвовали собой. Всё! Курчатова ко мне!»
Перепуганные турецкие власти постарались выправить свой внешнеполитический курс уже в конце 1944 – начале 1945 годов. Свернули активное сотрудничество с нацистской Германией, для которой прекращение поставок турецкого хрома означало ухудшение качества всей производимой стали. Пришлось отвести и турецкие войска от советской границы, а начальника генерального штаба маршала Чакмака отправить в отставку, обвинив в том, что огромную армию к границе он сосредоточил по собственной инициативе. Внутри страны сбавили антисоветскую риторику в прессе, включая разного рода пантюркистские призывы к созданию государства «Великий Туран» за счёт территорий Советского Союза. Впрочем, Сталин не простил туркам активного сотрудничества с нацистской Германией, отсюда и последствия...
Сейчас вполне очевидно, что взрывы атомных бомб над Хиросимой и Нагасаки – это была не борьба с Японией, которая к тому времени уже искала пути более-менее достойной капитуляции перед победителями. Это был устрашающий ответ Запада Советскому Союзу и конкретно Сталину, который хотел возвращения Западной Армении.
Молчат историки всего мира. Совершенно ясно и другое – Америке было не жаль практически сдавшуюся Японию, точнее, её мирное население. Она нанесла по беззащитным жителям Хиросимы и Нагасаки удар самым страшным оружием, нанесла, несмотря на отсутствие в этом какой бы то ни было военной необходимости…




http://argumenti.ru/gorodm/n507/417651