Покой границе только снится

Ситуация в приграничных районах далека от стабильной. Ежегодно там происходит порядка 40 конфликтов, не все из которых обходятся без человеческих жертв с обеих сторон. Южные рубежи делят территории, извилисто вклиниваясь в территории сопредельных государств. Значительная часть государственной границы с Узбекистаном и Таджикистаном до сих пор остаётся неопределённой. И точка в этом вопросе будет поставлена нескоро. А именно его многие эксперты обозначают одной из основных причин возникновения проблем.
ПО ДАННЫМ Государственной пограничной службы в этом году произошло 16 пограничных инцидентов. А в прошлом – 40. При этом пограничники отмечают, что рубежи с теми странами, с которыми у нас правовой режим государственной границы определён, надёжно охраняются. А вот на неописанных участках обстановка неоднозначная. Там идёт активная хозяйственная деятельность, вопросы перемещения, водопользования и землепользования периодически обостряются, обычно в весенне­летний период. После вступления Кыргызстана в ЕАЭС границам страны уделяется большее внимание, поскольку они стали внешними рубежами Евразийского союза. Поэтому партнёры, в частности, Российская Федерация, выделяют помощь для модернизации пунктов пограничного контроля, согласно требованиям союза. Как на внутренней границе (с Республикой Казахстан), так и внешней (Китаем, Таджикистаном и Узбекистаном). Пограничная служба страны проводит мероприятия по укреплению и усилению государственной границы с республиками Узбекистан, Таджикистан и КНР.
— Выставляются дополнительные пограничные заставы, пограничные посты преобразовываются в заставы, увеличивается численность военнослужащих, дислоцированных на этих участках границы, — рассказала начальник управления информационного обеспечения во время одного из пресс­туров на границу подполковник Гульмира Борубаева. — Мы продолжаем мероприятия по инженерному оборудованию делимитированных (описанных) участков государственной границы с Узбекистаном и Таджикистаном. На несогласованных участках границы продолжаем использовать такие методы как совместное патрулирование, активно задействуем погранпредставительский аппарат. По всему периметру государственной границы улучшаем пограничную инфраструктуру. Строим новые объекты на погранзаставах, что приводит к улучшению быта военнослужащих. А это, в свою очередь, приводит к повышению эффективности охраны госграницы. На сегодня у нас достаточно сил и средств, чтобы обеспечить охрану границы.
Когда согласья нет
Процесс определения границы, похоже, застрял на месте. Стороны не хотят уступать друг другу ни клочка земли.
– Этот вопрос очень сложный, и никто не может сказать, когда закончится делимитация государственной границы с Узбекистаном и Таджикистаном, – объяснил на одном из круглых столов спецпредставитель аппарата правительства по вопросам границ Курбанбай Искандеров. — Мы начали уточнять линии прохождения государственной границы с нашими соседями давно. С Таджикистаном — в 2002 году. До сих пор мы описали границу с этим государством только по горным хребтам. С Узбекистаном этот процесс длится с 2000 года. Мы предлагаем опираться на разные документы. Соседи настаивают на материалах национально­территориального размежевания 1927 года, мы же – на решениях паритетных комиссий 1955¬1959 годов. До настоящего времени не определён обоюдный документ.
Проведенное размежевания сразу же вызвало недовольство. У сторон остались претензии к разграничительной комиссии и составленной ею линии административной границы между субъектами СССР. Этот вопрос неоднократно поднимался в советское время, создавались паритетные правительственные комиссии трёх республик, но он так и не был решён. Хотя и был не таким острым, как сейчас, поскольку границы были административными. После распада Союза независимые государства должны были определиться со своими границами и оформить их в качестве государственных. Тогда и встала проблема выбора документов, которые могли бы позволить решить этот вопрос однозначно в интересах всех трёх стран.
Эксперт в вопросе делимитации и демаркации границ, долгое время возглавлявший правительственную комиссию, Саламат Аламанов отмечает, что завершить процесс делимитации мешает категоричность сторон, которые предпочитают ставить ультиматумы и не идут на уступки. «Синдром Узенгуу¬Куш» — опасения быть обвинёнными в передаче соседей земель, также стал решающим.
— Разрешить сложившуюся ситуацию можно только одним способом – политической волей руководства стран, придя к компромиссным решениям. А пока же неопределённые границы делают невозможными многие юридическо­правовые международные действия во взаимоотношении пограничных служб, других государственных органов в приграничье и на границе.
По его словам, документы, которые берутся за основу в определении линии государственной границы, очень сложные. Их можно читать по¬разному. Так было с документами по Китаю. Одно предложение трактовалось каждой стороной в свою пользу. Поэтому в отношении с Китаем был достигнут консенсус – перестали трактовать эти документы, а нашли компромиссную линию.
— Но реакция на подобное решение была отрицательной, поэтому сегодня никто не хочет брать на себя ответственность в принятии такого решения. Я это называю синдромом «Узенгуу–Куша». Но необходимо понимать, что говорить о том, что мы не отдадим ни пяди земли можно только когда граница определена.
Адекватные меры
Пока решить проблемы дипломатией не получается, то здесь, то там вспыхивают угольки недовольства. Некоторые тут же затухают, а другие перерастают в затяжное противостояние сторон. Нередко в ход идут камни, а в последнее время и огнестрельное оружие. Пограничники ищут различные варианты предупреждения конфликтных ситуаций, будь то совместное патрулирование границы или встречи с местными жителями и т.д. По мнению начальника Генерального штаба ВС КР генерал­майора Асанбека Алымкожоева, для разрешения пограничных конфликтов нужны умелые действия разнородных сил и средств. В том числе и местных властей.
— Пограничники должны не допускать конфликтов, а в случае их возникновения грамотно реагировать, привлекая и другие структуры. Мы тысячелетиями жили рядом и ещё много лет будем жить, — отметил генерал­майор Алымкожоев. — Но, к сожалению, неразрешённые проблемы приводят к разным инцидентам. Они носят хозяйственный характер, но этот фактор могут использовать деструктивные элементы, чтобы показать неспособность действующей власти решить существующие проблемы – провести делимитацию и демаркацию. Но этот процесс идёт, вопросами начали заниматься лишь после развала Советского Союза. Раньше мы жили все вместе, даже сейчас есть сёла, где дома граждан разных государств стоят рядом. Понятно, что в таких случаях очень непросто разделить землю.
Мария ОРЛОВА