На разных ступенях социальной лестницы

Легенда советского кино Виктор ПРОСКУРИН получил всенародную известность благодаря популярному сериалу «Большая перемена», где сыграл прогульщика Гену Ляпишева. Дальше следовали не менее известные картины: «Пиковая дама», «Выйти замуж за капитана», «Жестокий романс»… – всего на счету актёра более 100 ролей в кино. Одна из последних работ Проскурина – почтальон Макарыч в фильме Рената Давлетьярова «А зори здесь тихие...».
- Виктор Алексеевич, вас можно причислить к классикам советского кинематографа. Видимо, на кастинги уже не ходите?
– В прошлом году мне звонили по поводу кастинга. Девушка была настойчивая, и я согласился. Пришёл, познакомился с режиссёром, он сказал что-то о картине, несколько слов о роли... Через два дня раздался звонок: «Вы утверждены, съёмки через пять дней!» На что я ответил: «К сожалению, я не могу. Режиссёр не прошёл кастинг». Ничего личного, но если бывает кастинг актёров, то у меня был кастинг режиссёра. По тому, как он задавал вопросы, я понял, что мне с ним работать неинтересно. Как говорится, контакт не произошёл.
– Ренат Давлетьяров, видимо, сумел вас к себе расположить, раз вы у него в фильме «А зори здесь тихие...» сыграли. Из-за одноимённой советской киноленты Станислава Ростоцкого некоторые отказались смотреть его фильм…
–Позвонил агент Рената и пригласил меня на роль, которая была вписана. Я согласился сразу. Во-первых, это Ренат, а во-вторых, материал хороший. Конечно, можно сказать: «Не пойдём смотреть ремейк фильма Ростоцкого!», но так можно и не читать что-то новое и не писать. Когда смотрю какой-нибудь фильм, делаю это спокойно и холодно. Даже трагические вещи в книжке читаю рассудительно. Эмоции потом. Я посмотрел картину вместе со зрителями в зале и говорю вам, что у меня сложилось уважительное отношение к режиссёру. А те, кто отказался, потом всё равно посмотрят фильм Давлетьярова!
– Правда, что в молодости вы мечтали сыграть Ленина?
– Правда, даже стал перечитывать полное собрание сочинений В.И. Ленина. Дошёл до восьмого тома. Листал, вникал. В результате пришёл к выводу, что Владимир Ильич был не дурак, такая Божья единица. Мне хотелось сыграть Ленина до революции. Я часто фантазировал: «Интересно, а каким он в гимназии был? А что он делал? А как он за девками подглядывал?» Было же такое! Купались, смотрели, детство же у всех одинаковое. Отношения Ленина с Крупской мне тоже были интересны. Мы представляем её такой, какая она на фотографиях. Но когда-то она была девушкой, и он за ней ухаживал. А Ленин, как оказалось, был ещё тот ходок!
– В советское время тем, кто играл Ленина, давали Госпремию, машину...
– В этом была своя печаль. Актёры, сыгравшие Ленина, больше не могли играть отрицательных персонажей. Председателя колхоза – пожалуйста. Но в молодости я об этом не думал.
– В своё время в Ленкоме вы играли в спектакле Андрея Тарковского «Гамлет». Каким вам запомнился Тарковский?
–В то время отношение к Тарковскому было у каждого своё. Кто-то над ним подсмеивался, кто-то восхищался. Для меня он был человек со своим определением мира. Его мир был мне не понятен, но интересен. Так, я не понимал, на каком языке Тарковский разговаривал с Анатолием Солоницыным, который играл Гамлета. Они не разговаривали, а перебрасывались междометиями. Наблюдать было очень интересно. У меня была маленькая роль могильщика, но я ходил на все репетиции. Андрей Арсеньевич всегда уважительно относился к актёрам, он спокойно делал своё дело, без скандалов. Перед спектаклем «Гамлет» у театра дежурила конная милиция. Вокруг Тарковского всегда был ажиотаж. Зал был переполнен, и каждый раз спектакль задерживали из-за того, что не успевали разместить людей. Андрей Арсеньевич как человек был мне по душе, хотя в товарищеских отношениях мы не состояли. Как говорится, стояли на разных ступенях социальной лестницы. Она, безусловно, существовала. Говорю без горечи. Тогда всем казалось, что все равны, но равных нет, и быть не должно.
– По вашим словам, вы никогда не смотрите свои старые фильмы. Даже когда их показывают по телевизору?
– А зачем смотреть, когда я о них всё знаю? Любоваться самим собой? Как-то я был в гостях, и мне сказали: «Эй, Витька, иди сюда, тебя в «Большой перемене» показывают!» Посмотрел пару минут, ну показывают и показывают. Другое дело, когда картина даёт окунуться в какие-то воспоминания. Все натурные вещи в «Большой перемене» снимали в Ярославле. Недавно я был там – совершенно другой город.
– Вы рассказывали, что хотели играть Ганжу с его любовной линией, а не оболтуса Ляпишева...
– С режиссёром «Большой перемены» Алексеем Кореневым я познакомился благодаря его дочке Лене Кореневой, с которой снимались в фильме «Назначение». Как-то она сказала: «Приходи, познакомлю тебя с папой, с сестрой». Помню, мы сидели на кухне, пили чай, и Алексей Александрович мне говорит: «Я кино собираюсь снимать. Посмотри сценарий, может, роль себе какую выберешь». Я прочитал и выбрал роль Ганжи. Хотелось сыграть человека взрослого, женатого, не школьника. Но Алексей Коренев мне сказал: «Не подрос ты для Ганжи, сыграй лучше Ляпишева». Если бы мы тогда с ним не встретились, не знаю, как бы моя жизнь дальше сложилась.





https://argumenti.ru/culture/n506/416796
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: