Корейский кризис

На днях к фронтам «вялотекущей мировой войны» чуть не добавился ещё один – корейский. Пока вроде бы пронесло – стороны договорились. Но напряжённость сохраняется. «Аргументы недели» решили разобраться, что произошло…
Мифология от Сеула
В России многие считают КНДР чем-то вроде заповедника каменного века – закрытую и вооружённую до зубов страну, но с устаревшими вооружением и армией, слабой экономикой, где люди умирают от голода и едят лебеду. И не важно, что голода там нет уже почти 15 лет, уровень жизни низкий, но растёт. Идут осторожные реформы в раннем китайском стиле, а промышленность снабжает армию широким профилем достаточно адекватных вооружений от танков до любых ракет. Даже своя микроэлектронная база имеется. Но кто про это знает?
Добавляют масла в огонь и наши информагентства, которые не стремятся разыскивать какую-то объективную информацию о КНДР или перепроверять то, что поступает от западных агентств об этой стране. А там идёт информация от источников с Юга. А о Юге у нас впечатление как о демократической и вполне адекватной стране, вынужденной жить рядом с «неадекватами». Но это не совсем так.
Южные корейцы – вполне милые ребята, но если речь не идёт о КНДР. Публикация положительной информации о северном соседе там запрещена чуть ли не на законодательном уровне. Зато фальшивки, особенно про кровавого Ким Чен Ына, расстреливающего пачками генералов и сжигающего любовниц, – приветствуются.
На Севере ситуация в отношении соседей похожая. Но то, что говорят северяне, – мировые СМИ не слышат, а если слышат – не верят. Да и язык, на котором вещают из Пхеньяна, даже для помнящих отчётные доклады на съездах КПСС, кажется перегруженным пропагандистскими клише. Но в данном кризисе позиция Пхеньяна выглядела куда более адекватной.
История кризиса
Всё началось 4 августа с подрыва двух военнослужащих армии Южной Кореи на противопехотной мине. Быстро выяснилось, что мина была американской противопехотной так называемой «гуманной» М14, – предназначенной для отрывания противнику лишь стопы. Таких мин в демилитаризованной зоне (ДМЗ) было установлено не менее 300 тысяч. А всего южане и американцы поставили там до 700 тыс. только противопехотных мин. Северяне со своей стороны ещё то ли 500 тыс., то ли миллион. Причём в Южной Корее в год подрывается на минах по несколько человек. Казалось бы – всё ясно?
Но этот эпизод начал подаваться южнокорейскими СМИ так, будто грозный северокорейский спецназ установил сразу «связку» противопехотных мин, коими и подорвал южнокорейских «героев», да ещё прокопав тоннель (!) под границей для того, чтобы провести столь блистательную диверсию. Северяне в ответ заявляли о непричастности и, покручивая пальцем у виска, ехидно сообщили, что если бы хотели организовать диверсию, то уж точно не столь идиотскую. Южане это отлично знают – тайная война со спецназом КНДР у них и не прекращается.
Тем не менее в ответ на эту акцию южане включили молчавшие с 2004 г. громкоговорители, предназначенные «для ознакомления северян с правдивой информацией, культурой Южной Кореи, современной музыкой и т.п.». Реально это обычные пропагандистские «матюгальники». Две недели северяне возмущались «недружественным шагом», но терпели. А затем...
«Град пуль» из пулемёта
20 августа в полдень по версии южан кто-то из северян «обстрелял громкоговорители из зенитного орудия». Правда, вместо осколков снарядов они предъявили одну пулю калибра 14,5 мм. Заявив, что выстрелов было аж четыре. Возможно, и правда у кого-то из северян не выдержали нервы от круглосуточного «просвещения» соседнего «министерства правды» – и он дал коротенькую очередь. Но в ответ южане обстреляли территорию соседей аж 36 гаубичными снарядами. Никуда не попали, а если попали – то не убили. Учитывая укрепления северян, это не так и просто.
Северяне не стали открывать ответный огонь, но заявили, что объявляют «полувоенное» положение, и потребовали через 48 часов выключить громкоговорители. В противном случае пообещали их уничтожить. По приказу Ким Чен Ына корейская Народная армия была приведена в степень боеготовности «полная».
Южане тут же отселили из приграничной зоны 2 тыс. человек и подтянули к границе дополнительные силы артиллерии. И всё это – на фоне регулярных учений с США, где участвуют 80 тыс. военных из обеих стран. Северяне также пополнили и без того мощнейшую группировку артиллерии на границе. Также в море внезапно вышли амфибийные суда, боевые корабли ВМФ КНДР и 50 больших, малых и сверхмалых подлодок. Это показывает высокий уровень боеготовности флота. В ответ американцы обещали прислать одну свою многоцелевую АПЛ – будто её будет достаточно.
Но вместе с тем ни южане, ни северяне не проводили действительно серьёзных передислокаций ударных группировок и не проводили мобилизационных мероприятий – чтобы не спровоцировать противника. В итоге две Кореи, побряцав оружием, через двое суток напряжённости и активных политических и военных демаршей сели за стол переговоров. А ещё через два дня пришли к соглашению.
Заговор «ястребов в погонах»
В военных и правящих кругах Южной Кореи есть достаточно много «ястребов», считающих, что с «отсталыми» соседями нечего церемониться. Их, мол, надо давить. Причём многие военные искренне верят в то, что «высокотехнологичная» армия южан разгромит превосходящую их численно и по количеству вооружений «антикварную» армию КНДР «малой кровью и могучим ударом».
Так что есть немалая вероятность того, что с южнокорейской стороны этот кризис раскручивали именно «ястребы». В том числе стремясь свалить неугодное руководство в лице непопулярной у них женщины-президента Пак Кын Хе. Опасность подобной политики, которая приведёт их к военной катастрофе, а страну к краху, – до них не доходит.
Призрачные шансы на победу
Такие люди не понимают, что с армией КНДР им не справиться ни одним, ни (без помощи ядерного оружия) с армией США. Американцы сейчас держат мало войск в Корее. По сути, достойны упоминания одна бронетанковая, одна реактивно-артиллерийская и одна вертолётная бригады. А переброска подкреплений займёт месяцы. Да и современным США просто не собрать группировку в 500–700 тыс. человек, которая по американо-корейским военным планам ещё 90-х годов должна была быть направлена в Корею в случае войны. Так что кто там кого победит – большой вопрос.
К тому же не стоит забывать, что Китай до сих пор связан с КНДР военным соглашением времён Корейской войны. По нему он имеет право направить «добровольцев» в случае угрозы существования для соседа. «Кидать» пусть сложного и неуступчивого соседа китайцы не будут – им невыгодны ликвидация КНДР и резкое усиление в регионе как Южной Кореи, так и антикитайского альянса из Кореи, Японии, США. Правда, ликвидация Южной Кореи тоже никому не нужна. Да и позиция России, которой не нужна большая война у своей границы и также не нужно исчезновение КНДР (как и наоборот), может быть реализована по-разному. В том числе и в тайных поставках современного оружия.
Северяне тоже хотели обострения
Хватает «ястребов» и в Пхеньяне. К тому же до определённой степени раскрутка кризиса была выгодна и самому Ким Чен Ыну. Ведь должен же он показать, что рука молодого «короля КНДР» тверда не менее, чем у грозного отца и великого деда.
В пользу теории заговора «военных ястребов», причём не согласованного с американцами, говорит и крайне сдержанное поведение Вашингтона по данному вопросу. Понятно, что ввязываться в войну с армией КНДР американцы не хотят. В целом быстрая раскрутка кризиса показывает, что к подготовленной провокации оказались готовы обе стороны. А вот воевать пока не были готовы ни Сеул, ни Пхеньян, несмотря на продемонстрированную решимость.
Победа Пхеньяна по очкам
В итоге создаётся впечатление, что выиграл Пхеньян, хотя и с сохранением лица для Сеула. Но стоит понимать, что отношения всё равно сейчас очень сложные, а результаты любых переговоров могут быть легко разрушены. Вместо требуемого от северян извинения за «организацию диверсии» те согласились лишь выразить сожаление по поводу ранений южнокорейских военных. Но именно этот пункт был ключевым для Сеула.
Южане согласились отключить звуковещательные установки, но с замечанием, что это сделано «до возникновения следующей ненормальной ситуации». В ответ северяне отменили полувоенное положение, хотя полная боеготовность армии пока сохранена, как, впрочем, и у южан. В целом Пхеньян получил от этого эпизода почти всё, что хотел.
Можно ли назвать этот инцидент исчерпанным? Наверное, да. Но причин противостояния он не устранил и лишь продемонстрировал, что подобное может случиться в любой момент. Мир на Корейском полуострове хрупок, как ваза из китайского фарфора.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: