Новый президент Аргентины Хавьер Милей обещает ускоренную колонизацию страны




Фото из открытых источников
19 ноября в Аргентине прошел второй тур президентских выборов. Претендентам на пост президента были министр экономики Серхио Масс и либертарианец Хавьер Милей. Победителем вышел либертарианец, обойдя своего соперника на 12 пунктов. 53-летнего Хавьера Милея часто называют ультрапопулистом, поскольку его предвыборная программа состоит преимущественно из предельно простых, нестандартных и очень заманчивых предложений, от которых по разным причинам воздерживаются другие политики.
 
Кажется, столь странного, как Милей, политика не знала за всю свою историю не только Аргентина, но и вся Латинская Америка. Не буду сейчас подробно останавливаться на биографии «героя дня», нового президента Аргентины. Отмечу лишь, что в политику он пришел незадолго до президентских выборов. Основным видом его деятельности было преподавание экономики в вузах, поэтому чаще всего его представляли как «экономиста». А представляли его в разных телешоу, где Х. Милей излагал свои представления об экономике и о том, как следует реформировать экономику Аргентины. Время от времени он подрабатывал консультантом в крупных компаниях. В частности, консультировал крупнейший британский банк HSBC. C 2012 года сотрудничал с аргентинским аналитическим центром Fundación Acordar, где руководил экономическим направлением. В экономике Х. Милей считает своими кумирами таких интеллектуалов, как Милтон Фридман, Роберт Лукас и Мюррей Ротбард. 
 
Из этой троицы ученых от экономики нашим читателям, наверное, более всего известен Милтон Фридман. Тот самый, который разработал концепцию так называемой шоковой терапии. На практике шоковая терапия в сфере экономики была впервые апробирована генералом Пиночетом в Чили после военного переворота в сентябре 1973 года. Спустя два десятилетия эта же шоковая терапия применялась в России (прежде всего, массовая приватизация госсобственности). 
 
Политическая карьера началась с 2021 года, когда Х. Милей основал партию либертарианцев под названием «Свобода наступает» и избрался в нижнюю палату аргентинского парламента. И вот по прошествии неполных трех лет наш герой уже получает высший государственный пост в стране. Такой вертикальный взлет в политике заслуживает книги рекордов Гиннеса. 
 
Даже внешне наш герой отличается от типичных политиков. Х. Милея часто сравнивают с героем комиксов Росомахой. Прежде всего в глаза бросается его эпатажные бакенбарды и его взлохмаченная прическа, которую газета The Wall Street Journal описала как «нечто среднее между овцебыком и Оззи Осборном». По жестикуляции и темпераменту ближайшим аналогом Х. Милея называют Дональда Трампа. Некоторые сравнивают «героя дня» с нынешним президентом Украины Владимиром Зеленским. Мол, такой же «клоун». Личная жизнь героя вообще полна странностей. Холост. Сторонник свободной любви. Со своими родителями не общается, считая, что они были чрезмерно строги, ограничивали его свободу. В свободное время общается с духами. Вспыльчив, порой доходит до сумасшествия. Недаром ему уже давно дали кличку El loco – Сумасшедший. Кстати, под таким заглавием вышла в этом году книга о биографии Хавьера Милея. 
 
Так что обещает своим избирателям новоиспеченный президент? 
 
В сфере внешней политики предлагается радикальный пересмотр друзей и врагов Аргентины. Главными друзьями и союзниками должны стать Соединенные Штаты и Израиль. В свою новую должность Милей должен вступить 10 декабря, а до этого, как он публично анонсировал, планирует посетить два самых дорогих ему государства - США и Израиль. Особо Х. Милей симпатизирует Израилю. Он обещает, что одной из первостепенных мер станет перенос посольства страны в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим. Анонсированные поездки, как подчеркнул Х. Милей, имеют для него «духовный оттенок»: он планирует нанести визит своим «друзьям-раввинам» в Нью-Йорке и Майами. Это лишний раз подтверждает подозрения тех наблюдателей, которые еще до президентских выборов говорили, что Х. Милей - иудей, но скрывал это, т. к. Аргентина – типично католическая страна. 
 
Что касается арабских стран, то прямо о них Х. Милей не высказывается. Но очевидно, что если он собирается тесно дружить с Израилем, то тем самым он программирует вражду со всем арабским, а может быть, и мусульманским миром. 
 
С важнейшими торговыми партнерами Китаем и Бразилией новый президент обещает свернуть отношения в кратчайшие сроки. При этом он готов отказаться от китайских инвестиций в ряд инфраструктурных проектов, которые были согласованы с Пекином. С Россией Аргентина тем более не будет дружить, Х. Милей полностью поддерживает санкционные меры Запада против нашей страны. Очевидно, что при нынешнем президенте Аргентина не будет вступать в БРИКС, куда она была приглашена с 1 января 2024 года.
 
В сфере экономики Х. Милей как 200-процентный либертарианец придерживается принципа: чем меньше в экономике государства, тем лучше. Порой он прямо называет государство врагом общества, призывая бороться с этим врагом (чисто анархический лозунг). Как бороться? Прежде всего, путем изгнания государства, как собственника, из всех отраслей экономики. Т. е. путем приватизации. Милей в первую очередь обещал приватизировать нефтегазовую компанию Yacimientos Petrolíferos Fiscales (YPF). А также выставить на продажу одно из крупнейших в мире месторождений сланцев, называемое Vaca Muerta («Мертвая корова»). Впрочем, зачищено от государства должно быть все. Даже государственные СМИ должны быть приватизированы. Программу Х. Милея аргентинские СМИ назвали «турбо-приватизацией». 
 
Между прочим, кумиром нового президента является бывший президент Аргентины Карлос Менем (находился на этом посту с 1989 по 1999 г.), при котором проводилась масштабная приватизация госсобственности. Кстати, Карлос Менем также был крайне эксцентричным политиком, кое в чем даже внешне напоминающим Милея. Примечательно, что незадолго до ухода Менема с поста президента в стране начался экономический кризис, который продолжался до 2002 года. Именно при Карлосе Менеме Аргентина попала в долговую ловушку, а в декабре 2001 года Аргентина объявила о крупнейшем в истории дефолте (государственный внешний долг - 80 миллиардов долларов).
 
Милей (как и его кумир Менем) выступает за максимальное сворачивание социальных функций государства, т. е. функций в сфере образования, здравоохранения, социального обеспечения, культуры. Все это должно быть отдано на откуп частного капитала. А для частного бизнеса будет двойной выигрыш: с одной стороны, он получит возможность оказывать платные услуги, превращая людей в «новую нефть»; с другой стороны, можно будет сократить налоги для бизнеса, ибо государственный бюджет резко уменьшится. Оставить следует лишь бюджетные расходы на армию и полицию. 
 
Во внешнеэкономической сфере Х. Милей предлагает полностью отказаться от импортных пошлин, а также иных (нетарифных) форм протекционизма. А уж всякие ограничения, касающиеся трансграничных перемещений валюты, капитала и рабочей силы, Х. Милей называет дикостью. 
 
Но, главной «фишкой» экономической программы нового президента является ликвидация Центрального банка и национальной денежной единицы – песо. В отличие от политиков многих латиноамериканских стран, которые призывают навести порядок в центральных банках путем их прямого подчинения правительству, Х. Милей требует именно ликвидации этого института. В одном из интервью он заявил: "Я хочу взорвать динамитом Центробанк. И это не метафора". Мол, в Центробанке работают "аферисты", чья деятельность лишь подстегивает инфляцию. 
 
В вопросе ЦБ Милей явно желает переплюнуть своего кумира Карлоса Менема. Последний предпринял попытку превратить ЦБ Аргентины в институт, называемый «currency board» («валютное управление»). При Менеме была введена жесткая привязка песо к доллару США, аргентинская валюта была превращена в перекрашенный зеленый доллар. Институт, который занимается такой перекраской, называется валютным управлением. Милей предлагает пойти дальше: отказаться от «перекрашенных бумажек» и от предприятия, занимающегося «перекраской». То, что предлагает Х. Милей, следует назвать полной долларизацией Аргентины. 
 
В мире есть экзотические страны с полной долларизацией. Впрочем, в основном это даже не страны в полном смысле слова, а экзотические юрисдикции: Бермуды, Британские Виргинские острова, Восточный Тимор, Микронезия и др. Из крупных стран это Эквадор, Зимбабве, Панама. Правда, справедливости ради следует признать, что в названных странах выпускаются символические монеты с названиями национальной денежной единицы. Но это «фиговый листок», прикрывающий полную утрату национального суверенитета. 
 
Но ведь Аргентина не сравнима по экономике и численности населения ни с Панамой, ни с Эквадором. Аргентина по величине реального ВВП (т. е. измеренного по паритету покупательной способности национальной валюты) является второй экономикой Латинской Америки (после Бразилии). В мировом рейтинге по этому показателю Аргентина по итогам 2022 года находилась на 29-м месте, а Эквадор – на 68-м, Панама – на 80-м месте. 
 
Кстати, в тех странах, где была проведена полная долларизация, ожидаемого «экономического чуда» не произошло. В том же Эквадоре обуздать инфляцию после введения в 2000 году доллара в качестве денежной единицы, действительно удалось. Она мало чем стала отличаться от инфляции в США. А вот никакого экономического рывка не было. На отрезке времени 2000-2023 гг. темпы экономического роста Эквадора даже немного не дотягивали до среднемировых. Долларизация консервировала экономическое отставание страны. 
 
Трудно, конечно, понять, каким образом «сумасшедшему экономисту» удалось прорваться на пост президента второй по величине страны Латинской Америки. Вероятно, граждане голосовали от безысходности. Руководствуясь логикой, что хуже, чем есть, уже просто быть не может. А накануне выборов было действительно плохо, можно сказать ужасно. Даже официальная статистика признает, что 40 процентов граждан находятся за чертой бедности. А реально доля бедных намного большее 50%. Инфляция измерялась двузначными и даже трехзначными числами. По состоянию на конец октября этого года годовая инфляция составила 143%. Параллельно происходил непрерывное обесценение песо по отношению к доллару США. Только в августе песо девальвировалось на 18%. 
 
Есть небезосновательные предположения ряда экспертов, что Хавьер Милей – хорошо законспирированный проект Вашингтона. Ведь очевидно, что главным бенефициаром всех тех предложений, которые содержатся в программе нового президента, должны стать Соединенные Штаты. Особо ценным для них подарком стал бы отказ Аргентины от песо и переход на доллар США. А бенефициарами аргентинской приватизации рассчитывают стать американские корпорации. Американские политики из Белого дома и Госдепартамента США рассчитывают, что с помощью Хавьера Милея им удастся оторвать Аргентину от Бразилии и многих других стран континента, которые все более явно демонстрируют свои антиамериканские настроения. ЦРУ и другие спецслужбы США рассчитывают, что при Хавьере Милее они смогут использовать Аргентину в качестве плацдарма, с которого можно будет проводить специальные подрывные операции против стран Латинской Америки. 
 
Что ж, если это так, то Вашингтону удалось сделать полдела, продвинув на пост президента своего агента. Но вот удастся ли довести начатое дело до конца – большой вопрос. 
 
Большинство экспертов и наблюдателей сходятся в том, что уже первые шаги Милея по практической реализации столь радикальной программы могут вызвать острую реакцию в обществе. Дело может вообще закончиться привычным для Латинской Америки военным переворотом. Впрочем, горячий пыл нового политика может быть охлажден весьма мощной оппозицией в конгрессе (парламенте страны). Ведь собственная партия Милея «Свобода наступает» большинства в парламенте не имеет. Удастся ли партии Милея создать с кем-то коалицию в конгрессе,  большой вопрос. 
 
Можно ожидать, что страсти внутри Аргентины и вокруг Аргентины в ближайшие месяцы будут накаляться. Многие уже предрекают, что Х. Милею до конца срока не удастся усидеть в кресле президента. Если этот сценарий реализуется (а он может реализоваться в результате военного переворота), то Вашингтон может получить Аргентину еще более антиамериканской, чем она была до 19 ноября этого года. 
 
P.S. Кстати, Милею, считающего своим кумиром аргентинского президента Карлоса Менема и следующего по его стопам, не следовало бы забывать, как складывалась жизнь кумира после ухода с поста президента. Менем не раз арестовывался и даже приговаривался к разным тюремным срокам. Основания для приговоров были разные – преимущественно злоупотребления служебным положением, коррупция, обман. Правда, его спасал иммунитет неприкосновенности как сенатора. От тюремного заключения по последнему приговору его спасла смерть в феврале 2021 года в возрасте 90 лет. Кстати, Карлом Менем изначально был мусульманином, но, встав на путь большой политики в католической Аргентине, заявил, что стал католиком. А вот похоронили его на мусульманском кладбище. Интересно, на каком кладбище похоронят Милея?
 
Источник