«План Киссинджера» предсказывает дальнейшую судьбу Украины




Фото из открытых источников
«Для безопасности Европы лучше иметь Украину в НАТО», заявил в своем программном интервью бывший госсекретарь США Генри Киссинджер. Кроме того, по его словам, «Россия потеряет многие свои завоевания». На первый взгляд, это видится провозглашением сценария поражения России. На самом деле Киссинджер, похоже, имеет в виду нечто совсем иное.
 
27 мая патриарху американской дипломатии Генри Киссинджеру исполняется 100 лет, и накануне своего юбилея он решил рассказать миру, как избежать третьей мировой войны. Почти восемь часов он беседовал на эту тему с представителями британского журнала The Economist, и в этой беседе говорил в том числе о своем плане примирения России и Запада, а также о будущем украинского государства. И если раньше Киссинджер говорил о том, что нельзя было даже «оставлять открытым вопрос о членстве Украины в НАТО» – то есть, проще говоря, пугать Россию этой перспективой, то сейчас, наоборот, призывает включить киевский режим в Североатлантический альянс.
 
Во-первых, потому, что «с вхождением Финляндии и Швеции в НАТО нейтралитет Украины не имеет смысла». То есть буферная зона между Россией и альянсом уже исчезла. Во-вторых, как считает Киссинджер, нахождение Украины в НАТО позволит избежать новой большой войны.
 
«Мы сейчас вооружили Украину до такой степени, что она станет самой вооруженной страной и наименее стратегически опытным руководством в Европе. Если война закончится так, как она, вероятно, закончится, когда Россия потеряет многие свои завоевания, но сохранит Севастополь, у нас может быть недовольная Россия, но также и недовольная Украина – другими словами, баланс неудовлетворенности. Так что для безопасности Европы лучше иметь Украину в НАТО, где она не может принимать национальные решения по территориальным претензиям», – заявил бывший американский госсекретарь.
 

Вхождение ради контроля


 
Казалось бы, это абсурд. Аргумент Киссинджера противоречит аксиомам, объясняющим как раз необходимость отказа Украине в членстве в НАТО. Если киевский режим не признает возвращение части своей бывшей территории в состав России (например, Крыма) и в таком статусе войдет в НАТО, то альянс получит члена, часть территории которого является спорной. И автоматически начинает войну за «освобождение» этой территории – то есть войну с Россией. И война эта опять же автоматически становится ядерной.
 
Собственно, именно для избегания такого рода сюжетов в Уставе НАТО и прописана невозможность включения в альянс стран с территориальными претензиями. Тогда зачем Киссинджер об этом говорит?
 
На первый взгляд, он пытается обмануть европейцев. Проще говоря, впихнуть им Украину. Дело в том, что, вопреки словам генсека НАТО Йенса Столтенберга о всеобщем единении в деле включения Украины в альянс, единения и близко нет.
 
«Полностью "за" Британия, Польша, страны Прибалтики, Албания. Жестко против – Венгрия. Остальные колеблются. Причем во многих странах раскол зачастую идет внутри. Скажем, в Чехии и Словакии он очень жесткий. Нынешние власти – за, оппозиция – против. В Германии, Италии или Швеции раскол идет прямо внутри правящих коалиций», – поясняет газете ВЗГЛЯД доцент РГГУ Вадим Трухачев. И учитывая, что решение о приеме Украины в альянс должно быть принято консенсусом членов НАТО, подобный разброд и шатание делает перспективы Киева крайне сомнительными.
 
Главным аргументом противников являются пресловутые риски войны с Россией. Киссинджер пытается убедить европейцев, что меньшим злом будет как раз оставлять напичканный оружием киевский режим бесконтрольным. Киев может спровоцировать новый конфликт с Москвой, в который Запад может вмешаться. Ну или конфликт с другими своими соседями – в том числе и теми, которые входят в НАТО. Например, Венгрией. Поэтому, мол, Украину и нужно взять под контроль.
 
«Скоро будет очередной саммит НАТО, и считается, что важно будет уделить на нем украинскому вопросу большое внимание. И определенные шаги могут быть сделаны – например, Киеву может быть представлен План действий по членству в альянсе. Для европейской аудитории заявление Киссинджера тоже имеет значение – постепенно она приучается к мысли о членстве Украины в НАТО», – поясняет газете ВЗГЛЯД старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Дмитрий Офицеров-Бельский.
 
Однако в этой логике Киссинджера есть свои изъяны. Если высшим приоритетом является безопасность, которую можно обеспечить лишь контролем за Украиной, то тогда пусть Украину контролирует Россия. Ведь в периоды новой и новейшей истории украинское пространство было стабильным только в те времена, когда находилась под контролем Москвы. Только тогда Украина не была гуляй-полем, источником угроз и нестабильности – ну или, как сейчас, черной дырой на границах с ЕС.
 
Собственно, переход Украины под контроль (или в состав) России также снимет всякую угрозу российско-европейской войны. Только такой сценарий и видится реально возможным. В рассуждения о том, что Москва готова будет смириться с переходом в НАТО Украины в границах на май 2014-го (то есть с Донбассом, Причерноморьем и без Крыма, который Киссинджер называет «Севастополь»), сейчас никто не поверит. Особенно после того, как Россия вкусила все прелести от присоединения Прибалтики к альянсу (где беспрепятственно выстроен русофобский режим и массово преследуются русскомыслящие жители).
 
Наконец, сама картина Киссинджера о итогах завершения СВО – «когда Россия потеряет многие свои завоевания, но сохранит Севастополь» – нереалистична. Москва определенно сохранит как минимум те территории, которые официально вошли в ее состав по итогам референдума 2022 года – то есть ДНР, ЛНР, Запорожскую и Херсонскую области. Тогда зачем Киссинджер все это говорит?
 

Не в тех границах


 
План Киссинджера допускает указанные им методы (которые он считает реалистичными) при несколько другой картинке. Речь идет о вхождении в НАТО Украины – но не той, которая будет только без Крыма, а той, которая останется по итогам СВО. Без Крыма, без Донбасса, без Причерноморья. Вероятно, без всего левого берега Днепра и даже части правого берега. Остаток Украины может войти в итоге в альянс либо как государство, либо как части Польши и Венгрии.
 
Но остается вопрос: будут ли соблюдаться будущие соглашения России и Запада по поводу судьбы Украины? В частности, ее демилитаризация и денацификация. Ведь не соблюдались и обещания Запада о нерасширении НАТО после объединения Германии. А значит, демилитаризация и денацификация Украины могут будет достигнуты лишь прямым военным путем.
 
Если Москва возьмет под контроль восток Украины и отрежет ее от Черного моря, то львиная доля угроз от этого оставшегося образования (в том числе и за счет его вхождения в НАТО) исчезает.
 
Во-первых, не будет приближения альянса к Москве (от которой до Украины сейчас 400 с лишним километров), с уменьшением подлетного времени для ракет. Натовская часть Украины будет дальше от российской столицы, нежели входящая в альянс Прибалтика. Во-вторых, не будет натовской оккупации исконно русских земель – все-таки Львов к ним не относится. А значит, в рамках пакетной сделки по окончании конфликта можно обсуждать отказ от требования нейтральности оставшегося украинского образования в обмен на другие уступки.
 
В России ряд специалистов такой сценарий допускают – но разнятся в географических границах. «Включение в НАТО территорий от Хмельницкого и западнее – неприятно, но не более. Западная Украина нам даром не нужна. А вот если туда включить даже Черкассы и Винницу – это уже прямая и жесткая угроза безопасности России. Причем даже ее "старых" регионов, не говоря уже о новых. Из Винницы идет прямая угроза Приднестровью – они граничат. Черкассы стоят прямо на Днепре, а там до Брянской области недалеко», – говорит Вадим Трухачев.
 
Официальной реакции Москвы на такие перспективы нет, да и вряд ли она сегодня возможна. Хотя бы потому, что до освобождения Левобережья еще далеко.
 
Источник