Генпрокуратура представила отчет по делу о мародерстве во время апрельских событий

Бишкек "АиФ". Заключение межведомственной комиссии по уголовному делу о мародерстве подготовило Главное следственное управление МВД КР, которое было направлено на рассмотрение Генеральной прокуратуре. Главный надзорный орган направил его по запросу в парламент.

Напомним, фракция "Республика" на одном из своих заседаний представила фильм с интервью участников погромов 7 апреля 2010 года, грабежей и поджогов имущества семьи экс-президента Курманбека Бакиева. Заключенный СИЗО-1 Абдулла Юсупов в своих показаниях заявил о причастности депутатов от фракции "Ата Мекен" Омурбека Текебаева, Туратбека Мадылбекова и Райкана Тологонова к мародерству. На основании показаний была создана депутатская комиссия. Ее заключение будет рассмотрено на пленарном заседании парламента 6 февраля.

Офис И. Бакиева, расположенный по адресу: ул. Московская, 56. По показаниям Юсупова, в период известных событий во главе с Райканом Тологоновым ими захвачен данный офис, где находились вооруженные люди в количестве 6-8 человек, представившиеся сотрудниками СГО ГКНБ, откуда были вывезены огнестрельное оружие и документация с сейфа, принадлежащие Ж.Бакиеву. В последующем данный объект был захвачен рейдерским путем. По данному офису допрошен главный специалист УМС Бишкека Темиров, который показал, что нежилое помещение по указанному адресу передано на баланс УМС в 1995 году, после чего в 2008 году решением комиссии городского кенеша продано Э. Абдразакову с договором аренды с последующим выкупом.

Также допрошен Абдразаков, который показал, что осенью 2008 года взял в аренду данное помещение с последующим выкупом, а затем продал Урматбеку Бакиеву.

У. Бакиев в ходе допроса показал, что не имеет никакого отношениях к семье экс-президента К. Бакиева, и подчеркнул, что просто они являются однофамильцами и односельчанами. Далее он показал, что в 2009 году приобретал вышеуказанное помещение у Э. Абдразакова и сдавал в аренду И. Бакиеву. Во время апрельских событий 2010 года находился в Джалал-Абаде, по приезде в Бишкек у него в офисе находились народные дружинники, которые его доставили к Т. Мадылбекову, и он также объяснил, что не имеет никакого отношения к семье Бакиевых.

Захват коллекционного оружия, принадлежащего семье экс-президента К. Бакиева и его приближенным из дома № 56 по ул. Московской. По факту захвата коллекционного огнестрельного оружия, принадлежавшего семье Бакиевых, следственной группой дано поручение по установлению очевидцев, свидетелей и причастных лиц по данному факту. Также получен ответ из ГУОБ лицензионно-разрешительной системы МВД КР, что у Бакиевых было 33 вида оружия, у Жаныбека - 8 видов оружия, Ахмата - 5 видов оружия, Максима - 8, Марата Курманбековича - 12 видов оружия, в связи с чем ими проводится проверка о наличии и местонахождении вышеуказанных орудий. Эти данные в ходе расследования не подтвердились.

По факту нанесения телесных повреждений Мусой Тологоновым Абдулле Юсупову в здании прокуратуры Чуйской области.По данному факту допрошен Юсупов, который показал, что в здании Чуйской областной прокуратуры в ходе допроса Муса избил его в присутствии сотрудников СОБРа ГУВД Чуйской области. Допрошенный следователь прокуратуры Чуйской области А. Абдыкалыков показал, что 20 января 2012 года, при проведении очной ставки между Абдуллой Юсуповым и Райканом Тологоновым, по вызову заместителя прокурора области выходил из кабинета, а по возвращении узнал, что в кабинет ворвался муса Тологонов и нанес удар ладонью по лицу Абдуллы Юсупова. При этом сам Юсупов и его адвокат Т. Абдыев отказались писать заявление и проходить соответствующую судебно-медицинскую экспертизу.

По факту освобождения от занимаемой должности муфтия КР Мураталы ажы Жуманова. Юсупов показал, что по указанию главы аппарата временного правительства Эмиля Каптагаева после апрельских событий ездил в муфтият республики с требованием освободить от должности М. Жуманова. Допрошенный Суйунаалы Кулуев, бывший первый заместитель муфтия М. Жуманова, показал, что примерно в марте 2010 года Юсупов с группой неизвестных лиц несколько раз посещал Мураталы ажы Жуманова с требованием, чтобы он освободил занимаемую должность. После апрельских событий 2010 года Юсупов неоднократно приезжал в муфтият с группой лиц, где провели собрание, в ходе которого М. Жуманов написал заявление об уходе с работы.

В свою очередь допрошенный Эмиль Каптагаев заявил, что с Юсуповым не знаком, никакого поручения по освобождению муфтия М. Жуманова ему не давал.

По факту посещения СИЗО-1 и встречи с Юсуповым Туратбека Мадылбекова. Допрошен оперативный сотрудник ГКНБ Бузурман Иманбеков. Он показал, что по поручению следователя Следственного управления ГКНБ республики посещал Юсупова в СИЗО-1 и брал объяснительную по поводу рейдерских захватов. Во время этих посещений Юсупов просил Иманбекова, чтобы объяснительная не попала в руки Туратбека Мадылбекова. После чего отобранную письменную объяснительную передал следователю СУ ГКНБ. Также дополнил, что объяснительную отбирал в присутствии адвоката Т. Абдыева. После этого ему на мобильный телефон звонил Юсупов и интересовался, не передавал ли он его объяснительную Мадылбекову. Номер телефона, с которого звонил Юсупов, Иманбеков не помнит.

По факту посещения Райкана Тологонова в течение 1,5 месяца Юсупова в СИЗО-1 он дал показания. Он показал, что по указанию Тологонова его посещали отдельные сотрудники правоохранительных органов и запугивали. По факту посещения Тологоновым и Мадылбековым Юсупова также допрошен сотрудник ГСИН К. Таштаке уулу, который дал показания, что действительно примерно месяц назад по поручению начальника О. Энтереева посещал А. Юсупова, чтобы уточнить, сам ли Юсупов писал или по чьей-то просьбе написал информацию и о рейдерских захватах. Энтереев в своих показаниях подтвердил, что действительно дал указание сотрудникам посетить СИЗО №1 Бишкека, встретиться с А. Юсуповым и уточнить, сам ли он, по своей инициативе, обращается в разные инстанции.

Допрошенный бывший начальник СИЗО-1 М. Жусупбеков в своих показаниях рассказал, что с декабря 2011 года по июль 2012-го работал начальником этого следственного изолятора. Примерно в марте по просьбе следственно-арестованного Юсупова принял его на личный прием. Юсупов попросил организовать ему встречу с бывшим тогда председателем ГСИН Шейшенбеком Байзаковым для передачи информации по поводу семьи Курманбека Бакиева. Об этом Жусупбеков сообщил Байзакову, который несколько раз посещал СИЗО-1 и лично беседовал с Юсуповым в его кабинете. При беседе никого, кроме них, не было, а о сути разговора ему ничего не известно.

По факту посещения Туратбеком Мадылбековым Юсупова в СИЗО-1 подследственный показал, что Мадылбеков посещал его дважды. Во время последнего визита, по словам Юсупова, Мадылбеков избил его, что могут подтвердить свидетели из числа сотрудников ГСИН.





Допрошенный Мадылбеков в своих показаниях подтвердил, что 23 июля 2012 года посещал в СИЗО-1 Юсупова и разговаривал с ним в кабинете начальника Д. Султанкулова по поводу клеветы в отношение него. Факт рукоприкладства в отношении Юсупова Мадылбеков полностью отрицает.

Допрошен и начальник СИЗО-1 Д. Султанкулов, который подтвердил показания Мадылбекова по поводу телефонного звонка и его визита в СИЗО-1. Также он подтвердил доводы Мадылбекова о том, что он не избивал Юсупова.

Факт посещения Мадылбековым Юсупова в СИЗО-1 самим парламентарием трактуется как установление причины и мотива изложения про него не соответствующих действительности фактов, имевших широкий общественный резонанс. При этом Мадылбековым подчеркивается, что он воспользовался своим статусом депутата Жогорку Кенеша КР и зашел к Юсупову без специального разрешения. Однако остались невыясненными обстоятельства беспрепятственного посещения режимного объекта из личной заинтересованности без осуществления полномочий, предусмотренных соответствующим законом.

В ходе дополнительного расследования по проверке правомерности вхождения Мадылбекова в СИЗО без специального разрешения для встречи с Юсуповым, Д. Омаровым и А. Шергазиевым в аппарат ЖК был направлен запрос. В ответе на данное письмо отмечается, что по Конституции полномочия депутата вступают в силу со дня принятия присяги, в связи с чем депутат в период парламентских каникул имеет право рассматривать жалобы, заявления граждан, а также посещать госучреждения, в связи с чем по этому эпизоду уголовное преследование прекращено.

По фактам рейдерского захвата ряда квартир, принадлежащих клану Бакиевых, показания Абдуллы Юсупова не подтвердились. Эти квартиры имеют законных владельцев и захвату не подвергались.

Для более объективного расследования были изучены распечатки телефонных разговоров А. Юсупова с сопоставлением ранее данных им показаний для полного и объективного исследования обстоятельств дела. Так, с сотового телефона Юсупова (0700 37-20-00) на телефон Р. Тологонова (0770 03-42-41) с 31 марта по 8 апреля 2010 года произведено 22 соединения, а между Т. Мадылбековым (0555 47-47-69) на телефон Р. Тологонова с 1 по 20 апреля 2010 года произведено 44 соединения, а также 5 соединений между А. Юсуповым и Тологоновым Мусой (0558 98-00-88).

Согласно проведенному анализу табуляграмм телефонных переговоров по базовым станциям операторов мобильной связи на период с 7 по 10 апреля 2010 года, имеются основания, что Райкан Тологонов находился в районе девяти объектов, а его сын Муса Тологонов в районе четырех объектов из указанных А. Юсуповым более 30 объектов.

При дополнительной проверке Р. Тологонов факт знакомства с А. Юсуповым и разговоров с ним в период апрельских событий 2010 года не отрицал, указывая при этом, что никакого разговора по поводу захвата имущества семьи Бакиевых и его приближенных лиц не вел, что им подтверждено при проведении допросов и очных ставок с Юсуповым.

Изложенные доводы Туратбека Мадылбекова о том, что после назначения комендантом Бишкека 7 апреля 2010 года и в течение трех суток никуда не выходил из помещения ГУВД Бишкека, вызвали сомнения, т.к. сотрудники ППСМ ГУВД Бишкека Н. Бейшекеев, Карыпбек уулу Т., А. Сансарбаев, на которых ссылался Мадылбеков, исходя из их показаний, приставлены к нему с 9 по 11 апреля 2010 года.

Остались неисследованными показания Абдуллы Юсупова по следующим обвинениям:

- будто Райкан Тологонов вызывал его в Джалал-Абад для захвата имущества Бакиевых;

- что Райкан Тологонов после встречи с Омурбеком Текебаевым 8 апреля 2010 года велел позвонить сыну бывшего министра внутренних дел Молдомусы Конгантиева - Автандилу и предложить выкупить своего отца, который находился у его людей в Таласе. При этом он озвучил сумму - $1,5 млн, что для министра ВД не такая уж большая сумма. В ходе дополнительного расследования допрошен Райкан Тологонов, который отрицает данный разговор, а приглашенный по этому поводу Молдомуса Конгантиев показал, что по устному указанию бывшего президента К. Бакиева в связи с возникшей обстановкой на территории Таласа выехал для того, чтобы отслеживать обстановку, однако по прибытии в Талас он был задержан в качестве заложника неизвестными, где его продержали до 8 апреля 2010 года, а потом перевезли в Бишкек, где госпитализировали в госпиталь МВД. При этом какого-либо разговора о его выкупе не было.

Допрошенный Конгантиев-младший показал, что с А. Юсуповым он не знаком. О том, что его отца Молдомусу Конгантиева задержали в Таласе митингующие, узнал из СМИ, то есть приведенные доводы А. Юсупова в этой части не нашли своего подтверждения.

Некоторые показания Абдуллы Юсупова в какой-то мере подтверждала Айсулу Дуйшенкулова, но при детализации показаний она часто путается, за основу берутся лишь изложенные доводы А. Юсупова. Одним из лиц, который подтверждал доводы А. Юсупова, являлся Акжолов Абдували, являющийся заместителем начальника 10-го управления МВД КР. По его показаниям А. Юсупов хвастался, что лично получил задание от Р. Тологонова, чтобы они захватывали объекты, принадлежащие семье Бакиевых, забирали все имущество себе. По его словам, их вооружила партия "Ата Мекен", и, со слов Абдуллы, в те дни один из полученных от партии "Ата Мекен" автомат Калашникова он продал за $2 тыс. человеку по имени Умар, который работал в городской мечети.

В ходе дополнительного расследования дано следственное поручение по установлению лица по имени Умар, однако до настоящего времени он не установлен и не допрошен, в связи с чем не представилось возможным опровергнуть или подтвердить данные доводы. Кроме этого, 20 апреля 2010 года, когда он находился в рабочем кабинете, к нему на сотовый телефон позвонил А. Юсупов и сообщил, что находится возле его работы на ул. Раззакова, 69, а после встречи дал ему 20 тыс. евро, полученных им от корейца, чтобы они никого не искали, которые им возвращены через некоторое время для решения вопроса по поводу задержания их с пистолетами, изъятыми из дома Ж. Салиева.

Допрошенный В. Тян показал, что на него совершено разбойное нападение, в результате ему причинен ущерб в размере 7 500 000 сомов. По данному факту возбужденное уголовное дело находится в Аламудунском районном суде, факта передачи Абдулле Юсупову и Дастану Оморову денег в размере 20 тыс. евро отрицает.

Остались неисследованными показания сокамерника А. Юсупова - М. Бакаева, имевшего свою позицию в отношении А. Юсупова. Допрошенный бывший сокамерник Бакаев указывает, что с Юсуповым находился в одной камере в течение полугода и характеризует его только с отрицательной стороны, указывая на его бахвальство, лицемерность, и что ради своих интересов он готов на любую ложь и клевету
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: