Как в Узбекистане продвигается борьба с валютчиками

Бишкек "АиФ". Со дня введения запрета на продажу наличной иностранной валюты в Узбекистане прошла уже неделя. Результаты пока не впечатляют. «Черный рынок» валюты, который власти вроде бы намеревались ликвидировать, никуда не исчез, хотя валютчики и стали работать осторожнее. У тех, кто попытался следовать новым правилам и покупать доллары через пластиковые карты, уже возникли сложности. Люди жалуются, что карточки, оформленные в Узбекистане, за рубежом не обслуживаются — а значит, и снять с них валюту не получается.

Власти Узбекистана, похоже, нашли «крайних». 7 февраля стало известно, что задержаны руководители ряда банков. Как сообщил источник в правоохранительных органах, банкиров обвиняют в создании преступной схемы, заключавшейся в том, что валюта закупалась по государственному курсу (который значительно ниже неофициального), а затем передавалась для перепродажи на «черный рынок».

Схема, как утверждается, действовала в период с 2010 по 2012 годы. Среди задержанных оказались, в частности, заместитель председателя банка «Ипотека» и его коллега, управляющий ташкентским филиалом. А топ-менеджеры «Халк банка», как заявил представитель силовых структур, «пустились в бега».

Между тем «черный рынок» валюты в Узбекистане сформировался еще в начале 1990-х годов. И существовал он все это время отнюдь не в подполье. Менялы открыто предлагали свои услуги (например, на местных рынках). А купить доллары и евро в официальных обменных пунктах, как отмечает "Фергана", было практически невозможно: обменники «контролировались силовиками и полумафиозными структурами». «Черный рынок» в этих условиях процветал.





Все это было бы невозможно, если бы его участники не имели прочной «крыши», заинтересованной в сохранении сложившегося положения дел. О масштабах коррупции в этой сфере можно лишь строить догадки. «В условиях малой ликвидности валютного рынка все валютные операции стали объектом наживы определенных лиц и всех, кто с ними связан, — деликатно отмечает "Фергана". — Коррупционная страта этого аспекта очень велика — от банкиров до работников президентского аппарата».

Менялы работают по четкой схеме, которая, как пишет Uznews, продолжила действовать и после того, как наличный обмен валюты был запрещен. Каждое утро некие «кураторы» снабжают их запасом наличной валюты и устанавливают курс. По распространенному мнению, эти люди, способные оперировать большими суммами наличной валюты (в Узбекистане формально действует ограничение на официальную покупку иностранной валюты — не более двух тысяч долларов в квартал), так или иначе связаны с властью. Те из валютчиков, с которыми общался корреспондент издания, не знали, какие конкретно структуры представляют их «кураторы». Некоторые, по информации Uznews, строя догадки о возможном источнике поступления валюты, кивают на Центробанк.

То, что менялы продолжают работать спустя неделю после введения запрета, можно расценивать как свидетельство того, что их «кураторов» запрет не напугал и они продолжают снабжать «черный рынок» долларами и евро, практически не боясь наказаний. Задержание нескольких банкиров на этом фоне выглядит как показательная акция. Если бы власти решили всерьез взяться за тех, благодаря кому в стране продолжает действовать «черный рынок», арестовывать пришлось бы очень многих. В том числе тех, кто оказывает валютчикам покровительство. Вряд ли дело до этого дойдет.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: