“Кто спасет Нину, тот спасет целый мир”. Спектакль-откровение в Приморском театре кукол



В основе нового спектакля Приморского краевого театра кукол – рассказ классика отечественной фантастики Кира Булычева



“Кто спасет Нину, тот спасет целый мир”. Спектакль-откровение в Приморском театре кукол

“Можно попросить Нину?”. Сцена из спектакля. Фото: Аверьянов Илья, ИА PrimaMedia
Предыстория:
Хозе из Ветлуги Алексей Смирнов: за возможность петь в Приморской Мариинке заплатил кровью

Премьера спектакля “Можно попросить Нину?” (12+)  по одноименному рассказу классика отечественной фантастики Кира Булычева, создателя культовой “гостьи из будущего” Алисы Селезневой, прошла 13-14 мая в Приморском краевом театре кукол. Хотя постановка была приурочена к 78-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне, “датским” этот спектакль точно не назовешь. Как сказала и. о. директора краевого театра кукол Лидия Василенко на открытой для прессы репетиции накануне премьеры, этим спектаклем театр хотел отдать дань памяти трагическим событиям, связанным с блокадным Ленинградом. Спектакль, поставленный молодым режиссером Виталием Дьяченко, рассчитан в основном на взрослую аудиторию и войдет в вечерний репертуар театра.  Обозреватель ИА PrimaMedia Александр Куликов побывал на премьере и теперь делится с читателями своими наблюдениями, впечатления и мыслями.


Содержание

  1. “Стандарт” для короткого метра 
  2. “Зачем нам эта Нина?”
  3. Дневник Тани Савичевой
  4. “Человечество спасет стыд”
  5. Тест от Тарковского

“Стандарт” для короткого метра 


В 1963 году Аркадий и Борис Стругацкие написали социально-фантастическую повесть “Трудно быть богом” (12+), которой суждено было стать одним из ключевых произведений русской литературы ХХ века. В 1964 году повесть была опубликована. И почти сразу в стране неожиданно появился новый вид сонета, называвшийся “Прощальный сонет Цурэна”. Основным правилом его написания сонета было то, что он должен был начинаться со строки “Как лист увядший падает на душу”. В повести говорилось, что именно этот сонет читал Цурэн Правдивый, стоя на палубе корабля, который увозил его в метрополию.


Попытку дописать “Прощальный сонет Цурэна” предпринимали многие поэты, известные и не очень. На мой пресвященный взгляд, не получилось ни у кого. Если у читателя есть охота и время, он может убедиться в этом сам или опровергнуть мой вывод — сонету Цурэна Правдивого в Интернете посвящено много сайтов и отдельных страниц.


Как утверждает один знаток,  в 1980-х годах написание продолжения сонета Цурэна было одним из вступительных заданий для абитуриентов филфака ЛГУ, а в МГУ написать продолжение сонета предлагали претендентам на вступление в литературную студию университета. В 1990-х годах проводились конкурсы на продолжение сонета. Словом, “Прощальный сонет Цурэна” стал неким культурным феноменом для многих поколений стихотворцев.




"Можно попросить Нину?". Работа актеров. Фото: Аверьянов Илья, ИА PrimaMedia


Нечто подобное, хотя и в менее скромных масштабах, произошло с рассказом классика отечественной фантастики Кира Булычева “Можно попросить Нину?” (12+, другое название — “Телефонный разговор”), написанным в 1970 году, а опубликованным в 1973 году.


Загадочная история про то, как герой рассказа, 40-летний Вадим Николаевич, разговаривает по телефону с 13-летный девочкой Ниной, живущей в Москве в 1942 году, стала, выражаясь джазовым языком, своеобразным стандартом для отечественных кинорежиссеров короткого метра.


В Сети можно найти несколько экранизаций рассказа, профессиональных, полупрофессиональных и любительских. Я посмотрел практически все, благо были выходные, и, надо сказать, не пожалел о потраченном времени, поскольку получил немало пищи для размышлений. Ведь экранизация — это не просто перенесение событий книги на экран, что на самом деле практически невозможно (за редким исключением, например, таким, как экранизация булгаковского “Собачьего сердца” (12+), снятая Владимиром Бортко). Экранизация — это почти всегда интерпретация того или иного литературного произведения. Не стал исключением и рассказ “Можно попросить Нину?”, загадочный и поэтический, реалистический и фантастический одновременно.


“Зачем нам эта Нина?”


Первая экранизация маленького шедевра Кира Булычева, как стали называть рассказ многие читатели, была предпринята режиссером Константином Осиным в 1979 на “Мосфильме”. Интересно, что сценарий к 20-минутной короткометражке “Что-то с телефоном” (12+) написал маститый кинодраматург Анатолий Гребнев, к тому времени создавший сценарии таких фильмов, как “Дикая собака динго” (12+), “Июльский дождь” (12+), “Сильные духом” (12+), “Переступи порог” (12+), “Старые стены” (12+), “Дневник директора школы” (12+), “Двое в новом доме” (12+), “Утренний обход” (12+).  


Действие фильма происходит, как и в рассказе Булычева, в 1970-е годы. Диалог героев, которых разделяют 27-30 лет, значительно сокращен. Зато добавлено несколько персонажей (Вадим Николаевич встречает Новый год дома с друзьями, и все ждут Нину, до которой безуспешно пытается дозвониться герой). Выясняется, что к праздничному столу забыли купить хлеба, и кто-то во время разговора Вадима с “другой” Ниной, говорит ему: “Это Нина? Когда она приедет? Скажи ей, пусть хлеба по дороге купит. Мы хлеб забыли купить”.


Нина из 1942-го на экране так и не появляется, звучит ее голос. Щемящее чувство картине придает исполнение роли Вадима актером Анатолием Грачевым, который сам в детстве пережил войну, оригинальная музыка Сергея Павленко и документальные кадры военной Москвы в финале.


Следующая экранизация рассказа “Можно попросить Нину?” появилась в 1987 году. Это был короткометражный фильм “Разновидность контактов” (12+), снятый Молодежной редакцией ленинградского телевидения (режиссер — Валерий Обогрелов). Действие фильма перенесено в блокадный Ленинград, что делает тему голода, который испытывает 13-летняя Нина, особо драматичной.


В этом фильме показаны оба участника диалога — Вадим Николаевич (Эрнст Романов) и Нина (Анастасия Никольская), которая возникает неким видением в окне его квартиры.


Фильм достигает апогея, когда Вадим Николаевич из 80-х, страстно убеждает по телефону Нину из 1941 года, что “мы победим” (рассказывая ей о прорыве блокады, о взятии Берлина, самоубийстве Гитлера, послевоенном восстановлении страны и полете Юрия Гагарина в космос), и когда Нина идет искать хлебные карточки, потерянную в 1941 году Вадимом, внушая себе: “Я должна найти карточки. Если я найду их, всё сбудется: блокаду прорвут, мы победим, и мы полетим в космос”.  


При этом фильм можно назвать пионером продакт-плейсмента в советском кинематографе. В кадре то и дело появляются китайская тушенка “Великая стена”, жевательная резинка в шариках, прохладительные напитки в жестяных банках, а на экране телевизора Вадима вместо новостей идет игра на телеприставке.


Еще одна интересная экранизация рассказа Булычева, осуществленная режиссером Полиной Беляевой, вышла в 2016 году. Называется 19-минутная короткометражка так же, как и рассказ, — “Можно попросить Нину?” (12+). В роли Вадима снялся известный актер Семен Стругачёв. Действие картины, как и в рассказе, разворачивается в 1972 году.




"Можно попросить Нину?". Сцена из спектакля. Фото: Аверьянов Илья, ИА PrimaMedia


Авторы фильма, видимо, правильно рассудили, что зрителю в XXI веке довольно трудно оценить реалии давно прошедших времен, поэтому создали понятную для них “историю в истории”: между Вадимом Николаевичем и его Ниной завязывается конфликт на тему “оставить или нет ребенка” (она хочет оставить, он — нет). Фантастическая история с хлебными карточками, которые спасли Нину из 1941 года, подвигает его к единственно правильному решению.


В 2020 году к 75-летию Победы вышла еще одна экранизация рассказа — короткометражный фильм “Временная связь” (12+). В роли Вадима Николаевича снялся Сергей Пускепалис, что придает фильму особый смысл.


В фильме его герой — преуспевающий бизнесмен, купивший новый ресторан и отмечающий это событие в кругу друзей (действие происходит в наши дни). Важная деталь — одна из гостий подзывает официантку и просит убрать со стола какое-то лишнее блюдо. И это не каприз взбалмошной дамочки, это нормально с точки зрения нынешних людей. Ну, не к месту сейчас это блюдо, уберите его, пожалуйста. Ну а далее, по контрасту, возникает тема военного голода.


В том же духе решен эпизод, в котором Вадим Николаевич рассказывает Нине из 1942 года о Победе и о том, как будет жить страна после. Герой вспоминает о давно прошедших событиях, как студент на экзамене по истории, — старательно и боясь ошибиться. И тут как озарение вспоминается рассказ отца о потерянных им в детстве хлебных карточках.


Создатели фильма подводят зрителя к простому выводу — забывать о том, что пережило военное поколение, нельзя. Сам актер об этом не забыл. 20 сентября 2022 года Сергей Пускепалис погиб на 57-м году жизни в ДТП в Ярославской области вместе с личным водителем Александром Синицыным, который управлял микроавтобусом-фургоном, купленным актером для того, чтобы передать военным Донбасса.


По-своему интерпретировали рассказ Булычева авторы других экранизаций, среди которых были и подростки из любительских театральных студий. А это значит, что рассказ до сих пор чем-то цепляет, содержит какую-то загадку, которую хочется разгадать. И это отнюдь не разгадка того, как могли разговаривать по телефону два человека, разделенные несколькими десятилетиями. Чего не бывает в фантастических произведениях! Гораздо интереснее и важнее понять, зачем нам сегодня вся эта история со странной “гостьей из прошлого”, 13-летней Ниной из 40-х.


— Мне другая Нина нужна, — говорит Вадим Николаевич, разговаривая по телефону уже со своей Ниной. 


— Какая еще другая Нина? — спрашивает она. — Это образ? Ты хочешь видеть меня иной?


Может быть, и хочет.


Дневник Тани Савичевой


А чего хотим мы? Зачем “другая” Нина Приморскому краевому театру кукол? Ну, не для того же только, чтобы отметить тематической постановкой 78-ю годовщину Победы в Великой Отечественной войне или начать формирование вечернего репертуара для взрослого зрителя разговором на достаточно серьезную тему блокадного Ленинграда. В конце концов, для этого можно было бы выбрать что-нибудь иное.


Может быть, дело в магии рассказа, постоянно привлекающего к себе внимание разных сценаристов, режиссеров и актеров? Или в магии самого театра кукол, который, по словам Лидия Василенко, — всегда игра масштабов, игра предметов, возможность использовать различные размеры, форматы, масштабы, благодаря чему люди, находящиеся в зале, начинают воспринимать действительность через игрушечный мир гораздо острее и серьезнее, чем в привычном драматическом театре. А, может быть, дело в соединении двух магий — фантастического рассказа Кира Булычева и необычного мира театра кукол?  


Тем более что в данном случае он и необычен, и причудлив. В спектакле используется формат видеотеатра, задействованы куклы-марионетки, принимают участие живые актеры, используются световые эффекты и создающие дополнительный объем занавесы-экраны. По-разному звучат и голоса главных героев — и как в жизни (только усиленные микрофоном), и как по телефону.


Оставив изначальное название “Можно попросить Нину” и время действия — 1972 год, театр решил пойти на усиление сюжета. События, описанные в рассказе, перенесены в Ленинград (нынешний Санкт-Петербург, где всё еще сохраняют особое отношение к блокадной теме). В отличие от рассказа, 13-летняя Нина живет (точнее, выживает) не в 1942 году, а в декабре 1941 года. И это не случайно. Как известно, самым “голодным” и страшным временем блокады была зима 1941-1942 годов.  


Именно из того времени дошел до нас дневник 11-летней ленинградской школьницы Тани Савичевой, который был предъявлен на Нюрнбергском процессе в качестве одного из доказательств преступлений фашизма.




"Можно попросить Нину?". Сцена из спектакля. Фото: Аверьянов Илья, ИА PrimaMedia

Все кто ждет победы переходим на сайт