Потрясая помидорами-2






Десять-двенадцать лет назад «Анатолийских тигров» ставили в пример — дескать, смотрите, лапотные. Вот как надо жить: мировой финансовый кризис 2008 года Турции практически не коснулся, лира стоит, как приколоченная, годовой рост экономики измеряется двузначными цифрами.
Формально, если верить выкладкам МВФ и Всемирного Банка, у турков до сих пор все очень хорошо — но это если не вдаваться в детали. А детали, как известно, портят всю картину.


2010 год действительно был для Турции очень неплохим. Плохое время началось годом спустя, вместе со стартом гражданских беспорядков в соседней Сирии — скорее всего, это было простым совпадением. Тем не менее, сезон «Арабской весны», прокатившийся по Северной Африке и Ближнему Востоку, серьезно повлиял на способность турецкой экономике к адаптации в новых условиях.
А что происходит в таких случаях в странах Востока? Правильно — власти начинают искать врагов, внешних и внутренних. С внутренними в Турции давно уже полный порядок, десятилетия борьбы с курдами стали привычными деталями политического пейзажа — а вот с внешними в тот момент не очень-то и задалось.


Да, одним из главных редисок для Анкары стал Башар Асад, президент Сирии, но его судьба в то время казалось уже решенной. Впрочем, как и судьба самой Сирии — и это было справедливо, пока в один прекрасный октябрьский день 2015 года на небольшом аэродроме Хмеймим вдруг не объявились русские со своими самолетами и вертолетами.
После этого настроение местных бармалеев и турецкого руководства стало меняться слишком стремительно, поскольку русские — это вам не американцы, следом за ВКС пришли силы спецопераций и инженерные войска, а позже подтянулась еще и военная полиция.


Уже в тот момент туркам стало ясно, что русские пришли надолго — они попытались втянуть Россию в прямое противостояние с НАТО, сбив наш Су-24, однако в Брюсселе, штаб-квартире альянса, от такой перспективы повоевать с нами вместо турок категорически отказались, ибо исход противостояния был ясен еще до возможного начала конфликта.


Многие в то время не понимали деликатности Путина, решившего ударить Эрдогана по помидорам и строительной отрасли, не начиная ковровых бомбардировок Стамбула — и время показало, что на самом деле Кремль в тот момент бил по самому больному для турок месту. Он бил по кошельку, который в тот момент уже начал очень стремительно худеть.
И вот здесь самое время ненадолго перейти к личности турецкого президента. После неудачной попытки военного переворота в Турции сели в тюрьму десятки тысяч человек. Еще сотни тысяч получили запрет на профессию, а сам Реджеп Тайипович постепенно окружил себя людьми, умеющими говорить президенту только слово «да».


С тех пор турецкой экономике весьма поплохело. Если в 2012-2014 годах за один доллар давали две лиры, то сегодняшний курс лиры к доллару составляет 9,19. Всего за один день лира потеряла к доллару более процента, но началось все это задолго до 2021 года.
Любая война требует денег. Любой геополитический проект тоже требует денег — и Неоосманская империя в том виде, как ее задумал Эрдоган, оказалась весьма затратным мероприятием. Тем более, что проект пытались реализовать в условиях перманентной войны почти на всех границах Турции — в Сирии, Ираке, Афганистане, регулярные стычки израильтян с палестинцами и ливанской Хезболлой, активное участие Тегерана в сирийской войне — все это не давало возможности Анкаре действовать «малой кровью», продвигая свои интересы среди соседей и отдаленных тюркских народов.

Все кто ждет победы переходим на сайт