Строительство новых ГЭС в Таджикистане и Кыргызстане не решит водную проблему в регионе, а только обострят ее - Аждар Куртов

Бишкек АИФ. Рогунская ГЭС В Таджикистане и Камбаратинская ГЭС в Кыргызстане водной проблемы не решат, она будет только обостряться, что и происходит последние годы. Стороны (государства верховья – Таджикистан и Кыргызстан с одной стороны, и государства низовья – Узбекистан и в меньшей степени Казахстан и Туркменистан, - с другой) не способны к компромиссу, стоят на непримиримых позициях, а такое обычно ведет к эскалации конфликта и он вполне может перерасти в силовой конфликт. Такое мнение в эксклюзивном интервью CA-News высказал Аждар Куртов главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» Российского института стратегических исследований.

- Аждар Аширович по Вашему мнению насколько сильна оппозиция в Таджикистане? Способна ли она выдвинуть единого кандидата на пост президента?

- Современный политический режим в Таджикистане давно уже приобрел практически все черты, характерные для восточного авторитаризма: безграничная власть первого лица государства, бессилие парламента и судов, непотизм, сращивание власти и высокодоходного бизнеса, сдерживание развития гражданского общества. Поэтому такой режим намеренно не допускает формирования действительно дееспособной оппозиции, действия при этом методами административного диктата и не гнушаясь применением мер уголовной репрессии. В таких условиях оппозиция заранее лишена возможности не только прийти к власти в результате выборов, но даже организовать элементарную политическую деятельность в стране через политические партии. Последние в Таджикистане существуют, но не представляют реальной силы: ни коммунисты, ни Партия исламского возрождения, ни разные оттенки социалистов и демократов, ни политические организации бизнес-сообщества. Их попытки работать по демократическим правилам в публичном поле просто душат на корню.

Это – главная причина невозможности консолидации сил в ходе избирательного процесса. Но есть и другая причина, к сожалению, также распространенная в Центральной Азии: многие политические партии в республике (и регионе) возглавляют тщеславные политические лидеры, которые предпочитают сохранять автономность в политической борьбе за власть, не идя на «твердые» коалиции с потенциальными союзниками. Причины здесь разные: и особенности электората этих партий, и незрелость их идеологических платформ, и наличие в их среде «засланных властью казачков», и, конечно, личные амбиции.

В любом случае демократическим путем смена власти в Таджикистане пока невозможна. Выборы являются фиктивными, внешним атрибутом демократии, лишенным подлинного содержания.

- Командующий Центральным командованием армии США, генерал Ллойд Джей Остин провел встречи с главами государств Таджикистана и Узбекистана, по вашему мнению, не связано ли это с тем что США пытаются перебросить военную базу из Кыргызстана («Манас») в эти страны?

- Политика Вашингтона в регионе отнюдь не сводиться к проблематике быть или не быть, а если быть, то где именно их военной базе. Американцы последовательно пытаются сделать Центральную Азию регионом доминирования своих интересов, действуя прежде всего через политические и прочие местные элитные группы. Вопрос о базе – лишь один элемент этого курса, элемент на мой взгляд – не самый главный в американской политике. Но элемент принципиальный. Американцы любят, чтобы перед ними весь мир стоял на коленях и очень не хотят, чтобы кто-то демонстрировал возможность «дать им пощечину».

В этом смысле, я допускаю, что на переговорах могла затрагиваться и тема возможного переноса американской базы в Узбекистан или Таджикистан. Но скорее всего это не было ключевым аспектом обсуждения.

- Какова возможная ситуация в приграничной зоне Таджикистана и Афганистана после вывода войск антитеррористической коалиции (ISAF) из Афганистана в 2014 году? Увеличится ли количество приграничных конфликтов на таджикско-афганской границе? Увеличится ли незаконный оборот наркотиков из Афганистана в Таджикистан?

- Моя точка зрения на сей счет известна: я и 90-ые годы не разделял чрезмерно алармистских страшилок о том, что талибы пойдут «войной на Север» и сейчас так не считаю. У талибов нет цели прямой военной экспансии на Север, у них достаточно будет других приоритетов после ухода американцев. Но это еще не значит, что нет военной угрозы из Афганистана. Просто эта угроза будет исходить не от собственно талибов (то есть преимущественно афганских пуштун), а от их союзников – исламистов – выходцев из региона Центральной Азии. Последние обязательно поднимут голову, или точнее зеленое знамя халифата, призывая к вооруженной борьбе. А талибы будут им помогать в этом. И эта угроза на самом деле посложнее гипотезы о походе талибов на Север. Прямую чужеродную, иноэтническую военную экспансию нейтрализовать проще, чем бороться с внутренними мятежниками, получающими помощь из вне. И поток наркотиков и числе инцидентов на границе конечно же увеличиться. «Выперев» из Афганистана американцев исламисты всех мастей почувствуют силу и обязательно попытаются повторить этот «успех» в других местах.





- Поможет ли строительство Рогунской ГЭС В Таджикистане и Камбаратинской ГЭС в Кыргызстане решить водные проблемы в Центральноазиатском регионе? Как известно, Узбекистан резко выступает против строительства Рогунской ГЭС и Камбаратинской ГЭС, мотивируя это сокращением поливной воды для своих хлопчатников. Как Вы считаете, станет ли данное строительство поводом для так называемой "водной войны"? Как скажется строительство Рогунской ГЭС В Таджикистане на дальнейших узбекско-таджикских отношениях?

- Коротко ответить на эти вопросы невозможно. На протяжении долгого времени мне приходиться заниматься «водной проблемой» Центральной Азии, за эти годы написаны и опубликованы ряд работ. Не для саморекламы, а для тех, кто хочет ознакомиться с развернутой аргументацией я назову последние из этого ряда публикаций: Куртов А.А. «Центральная Азия: водные артерии как новые узлы противоречий» в книге Центральная Азия: проблемы и перспективы (взгляд из России и Китая). Москва, РИСИ. 2013. Стр. 155-230; Куртов А.А. «Водные ресурсы как причина конфликтов в Центральной Азии» в журнале Свободная мысль. 2013 . № 3 и № 4 (обе доступны в Интернете).

А если коротко: новые электростанции и соответственно их водохранилища водной проблемы не решат, она будет только обостряться, что и происходит последние годы. Стороны (государства верховья – Таджикистан и Кыргызстан с одной стороны, и государства низовья – Узбекистан и в меньшей степени Казахстан и Туркменистан, - с другой) не способны к компромиссу, стоят на непримиримых позициях, а такое обычно ведет к эскалации конфликта и он вполне может перерасти в силовой конфликт. Узбекистан всеми силами будет продолжать стремиться воспрепятствовать строительству и пуску Рогуна, если не помогут политические, дипломатические меры, то усилят экономическое давление, а «на запасном пути» явно стоит и «бронепоезд».

- В ходе визита Рахмона в Москву было подписано ряд заманчивых проектов, в частности по строительству ГЭС, модернизации таджикской армии и др. Как Вы считаете, не станет ли это очередным проектом «на бумаге»?

- С моей точки зрения никаких особо заманчивых проектов подписано не было. Да есть планы перевооружения таджикской армии. Так до этого кто ее вооружал? Да та же Россия. (Туманная история с обвинениями в адрес Кулова о его причастности продаже оружия Кыргызстана своему южному соседу, - не в счет) Но современная боевая техника сложна в управлении и в не очень умелых руках довольно быстро приходит в негодность. Так что даже, если это перевооружение произойдет, - проблемы Таджикистана от этого никуда не денутся. С объектами гидроэнергетики все также не так просто. Россия построила Сангтудинскую ГЭС, она работает. И что? А то, что Таджикистан не выполняет свои обязательства – произведенную на ней электроэнергию не оплачивает. Поэтому строить в таких условиях непорядочности потребителя еще одну или несколько крупных ГЭС – это «еще один раз наступать на те же грабли». Зачем это России? Так что я полагаю, что помощь будет оказываться в строительстве некрупных ГЭС, это не требует больших финансовых вложений, а, следовательно, и рисков для инвестора. Так что возможно, что в этой части не все задуманное «останется на бумаге».
- Спасибо за интервью.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: