Пожарные и поджигатели

Авиаудары, осуществляемые США и рядом арабских стран по позициям боевиков террористической организации "Исламское государство" (ИГ), оказались не столь эффективными, как рассчитывали американцы – президент США Барак Обама в очередной раз обратился к мировому сообществу с просьбой поддержать международную коалицию, ведущую борьбу с ИГ в Сирии и Ираке.

Коалиция насчитывает 40 стран, однако далеко не все они используют против ИГ военную силу. В частности, информирует France-Presse со ссылкой на источник в турецком правительстве, Анкара участвовать в боевых действиях против исламистов не будет, и свои военные базы коалиции не предоставит – она ограничится гуманитарной помощью. Отметим, что это большая потеря для коалиции.

Не стоит ей рассчитывать и еще на одну крайне важную страну – Иран, поскольку ее власти в борьбе против ИГ не желают сотрудничать с США. Как заявил иранский лидер аятолла Али Хаменеи, Иран не доволен методами, которые США применяют при решении подобных конфликтов. "США ищут предлог, чтобы сделать в Иране и Сирии то, что было сделано ими в Пакистане: бомбить любые объекты без разрешения местных властей", — сказал он.

Не исключено, однако, что Иран, который еще не полностью помирился с Америкой, может начать с ней, в контексте противостояния с ИГ, торг по окончательному снятию санкций. Кроме того, если террористы начнут уничтожать шиитов в Ираке, Ирану все равно придется вмешаться.

Словом, в данной ситуации Турция и Иран оказались в одной "лодке" — они решили дистанцироваться от военной помощи коалиции, чтобы раньше удобного для них времени не ввязаться в большую драку. Впрочем, Анкара имеет серьезные основания вообще в нее не влезать.

Во-первых, у нее и так достаточно проблем с соседями. Во-вторых, внутриполитическая ситуация в Турции сейчас не располагает к участию в военных действиях, хотя неучастие заметно понизит степень лидерства Анкары на Ближнем Востоке и испортит отношения с американцами.

Отметим, что США уже призвали Турцию к большей антитеррористической активности и настаивают на закрытии ею границы с Сирией, чтобы препятствовать проникновению террористов и контрабанде нефти. Напомним, протяженность границы между Сирией и Турцией составляет более 900 километров. По данным турецких источников, боевики "Исламского государства" находятся приблизительно в десяти километрах от турецкой границы.

В-третьих, Турция недавно уже потерпела неудачу с Сирией, и, вероятно, извлекла из этого урок. Кроме того, пока неясно, как сложатся отношения коалиции с Башаром Асадом – ей может понадобиться его помощь, а Турции вряд ли захочется иметь дело с официальным Дамаском.

А что же Россия? Как она относится к действиям пока еще недееспособной коалиции, и угрожает ли "Исламское государство" непосредственно РФ? И вообще, может ли борьба коалиции против ИГ быть успешной без поддержки России? На все эти вопросы есть прямые и косвенные ответы.

Россия накануне поддержала резолюцию Совета безопасности ООН по борьбе с терроризмом, но предварительно МИД РФ распространил комментарий, в соответствии с которым эффективность авиаударов США по позициям боевиков в Сирии и в Ираке "неоднозначна".

"… В принципиальном плане активное противодействие террористам заслуживает должной оценки. Вместе с тем конкретный контекст происходящих событий по-прежнему вызывает серьезные вопросы. Прежде всего, в США и в целом на Западе почему-то предпочитали "не замечать" террористического характера ИГ, когда его боевики воевали только с правительственными войсками в Сирии", — отмечается в документе российского внешнеполитического ведомства.

При этом в МИД считают, что вызывает сомнение и "легитимность наносимых ударов, поскольку подобные шаги могут осуществляться только с санкции ООН и при однозначном согласии официальных властей страны, где они предпринимаются, то есть в данном случае правительства в Дамаске. … Несмотря на громкие заявления об "успехах", террористы из ИГ продолжают блокировать курдский городок Кабане (Айн эль-Араб) на северо-востоке Сирии, жителей которого в случае его захвата явно ждут жестокие репрессии, если не полное истребление".

Кстати, о том, что успех операции США против ИГ не гарантирован, заявил и американский экс-президент Билл Клинтон. "Мы не можем ожидать, что полная победа возможна благодаря любым военным действиям", — сказал он телекомпании CNN. Впрочем, авиаудары по территории Сирии он не осудил.

Но вернемся к вопросу опасностей, которые могут ожидать Россию. Сторонники ИГ уже озвучили угрозы в адрес президента РФ Владимира Путина и готовность участвовать в "освобождении Чечни и всего Кавказа". При этом многие российские и зарубежные источники подтверждают участие северокавказских радикальных исламистов в событиях на Ближнем Востоке. Кроме того, джихадисты будут рады "наследить" в России из-за ее поддержки "светских режимов" государств Ближнего Востока. Словом, сейчас главное "грамотно" кинуть клич, чтобы Северный Кавказ запылал.





Ответ на вопрос, что необходимо сделать для предотвращения угроз в отношении России и других стран со стороны ИГ и их идеологических партнеров, содержится в высказывании президента Франции Франсуа Олланда: "Что это за угроза? Она глобальна. Поэтому и ответ на нее должен быть глобальным". Но для этого необходимы объединенные усилия едва ли не всего мира, ключевые политические игроки которого – Россия и Запад – находятся сейчас в состоянии жесткой конфронтации.

Как пишет цитируемое ИноСМИ Al Hayat, "Неучастие в коалиции России, Ирана и Сирии превращает американскую стратегию в глупую шутку. … Эти три государства не могут оставаться в стороне, когда заходит речь о каком-либо серьезном международном противостоянии". Издание также раскритиковало военную стратегию США в борьбе с ИГ и подчеркнуло, что США "всегда испытывали трудности" с четким и ясным определением понятия "терроризм".

"Администрация Обамы, — пишет Al Hayat, — боится, что борьба с терроризмом выйдет на международный уровень, потому что тогда скрытые цели американской политики предстанут во всей своей красе. США стремятся получить господство над выбранными ими территориями и насаждать там определенные политические системы в угоду "злому духу".

Также изданию "непонятно и внезапное беспокойство", которое вызвало ИГ у США: "В этой связи невольно вспоминается Афганистан и "антитеррористическая" война с талибами. Очевидно, что стратегия Обамы повергнет Ближний Восток в пучину хаоса и спонтанных войн, которые уничтожат относительно стабильные режимы, созданные после анархической "арабской весны". Факты говорят о том, что тайная американская политика потерпела поражение в Афганистане, Ираке, Сирии, Ливии, Йемене и Сомали. Каковы аргументы в пользу того, что она окажется успешной, хотя бы даже в малой степени, в этот раз?".

Иными словами, США сейчас выступают в роли пожарных, которые сами совершили поджог, и теперь пытаются ликвидировать огонь. Но смогут ли они это сделать без России? Во-первых, это самая большая страна мира и, соответственно, громадная площадка для открытой и пропагандистской террористической активности, с которой миру необходимо бороться сообща. Во-вторых, Россия имеет тесные связи с Башаром Асадом — не исключено, что американцам потребуется помощь и ненавистного им сирийского лидера.

Но российско-американская конфронтация на почве украинского кризиса зашла слишком далеко, и нарушила баланс сил в мировой безопасности. Не исключено, что со стороны Вашингтона, который приложил "руку" к разгулу экстремизма в мире, будут исходить попытки восстановления баланса. Причем, с привлечением Сирии и Ирана. Но в отношении Сирии Вашингтону придется задуматься больше, чем в отношении Ирана, поскольку помощь Асада будет означать, во-первых, усиление его режима и авторитета на Ближнем Востоке; во-вторых, уничтожение подпитываемой американцами сирийской оппозиции, в-третьих, закрепление России в регионе.

Словом, положение, сложившееся сегодня в контексте глобальной террористической угрозы, напоминает ситуацию перед Первой и Второй мировой войнами, когда западная политическая логика выстраивалась на противопоставлении сначала России, а потом – СССР. И если бы не это обстоятельство, Запад бы не проморгал зарождение фашизма, оказавшегося гораздо сильнее советской угрозы. В итоге Западу пришлось стать союзником СССР под флагом антигитлеровской коалиции, а к концу Второй мировой войны открыть второй фронт.

Аналогичная ситуация и сегодня: Запад всеми возможными способами борется с Россией, и уже поговаривают о преддверии третьей мировой войны, в то время как реально она может начаться с терроризма. Сложность борьбы против него заключается в том, что он не направлен против одного или нескольких государств, а "размазан" по всему миру и представляет опасность для всей планеты.

Не исключено, что понимание угрозы терроризма, масштаба его охвата и финансовых возможностей уже пришло к ключевым мировым игрокам. Это позволяет прогнозировать формирование единого фронта против ИГ и иже с ним, то есть непременное объединение усилий России с Западом и остальным миром без оглядки на то, как будут перераспределяться потом сферы влияния ведущих мировых держав.

Ирина Джорбенадзе
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: