Ловушки для Турции

Как и ожидалось, первые прямые президентские выборы в Турции выиграл теперь уже бывший премьер-министр этой страны Реджеп Тайип Эрдоган – он набрал 52 % голосов избирателей. Победа, конечно, не сокрушительная – его основному сопернику Экмеледдину Исханоглу, выдвинутому пятью оппозиционными партиями, отошло 38,5 % голосов. Третий претендент на президентский пост – ставленник прокурдской Народно-демократической партии Селяхаттин Демирташ – получил около 10%.

По данным наблюдателей ОБСЕ, в целом выборы прошли "свободно, успешно и демократично", хотя недостатки имели место. В числе самых заметных называются "использование административного ресурса в пользу одного из кандидатов, пристрастность СМИ и преимущество Тайипа Эрдогана в объеме владения эфирным временем на телевидении". Наблюдатели также указали на недостатки организации голосования или его полное отсутствие в армейских структурах и пенитенциарных учреждениях.

Выборы считаются "историческими", поскольку до сих пор президент Турции избирался не путем всенародного голосования, а парламентом. Но при этом они прошли под знаком "политической хитрости" Эрдогана: пост премьер-министра, то есть первого лица страны, он занимал с 2003 года, и, по местной Конституции, у него больше нет права возглавлять правительство. Но Эрдоган всячески старался сохранить власть, и единственным шансом для него оставалась победа на президентских выборах.

Впрочем, это всего лишь первый этап: должность президента в Турции сугубо представительская, и политика ранга Эрдогана удовлетворить она не может. А посему он будет добиваться изменения Конституции с тем, чтобы Турция из парламентской республики стала республикой президентской. Избирателям это было известно еще до выборов, поскольку Эрдоган своих намерений не скрывал. Пока сложно сказать, удастся ли ему реализовать свой замысел – для этого необходимо, чтобы на парламентских выборах 2015 года его партия набрала конституционное большинство и изменила Основной закон страны.

Словом, Эрдоган стремится к установлению жесткого авторитарного режима в Турции, и с имиджем светской и отчасти демократической страны ей, вероятно, придется расстаться. При этом в самой Турции усилится процесс исламизации с витринным вкраплением идеологии Ататюрка.

Соответственно, сместятся и внешнеполитические акценты Анкары – не исключено, что в качестве альтернативы НАТО и ЕС Эрдоганом будет выбрана Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), либо близостью с этой организацией он будет шантажировать Запад. Также вполне вероятно, что в обозримом будущем Эрдоган не станет игнорировать и набирающий экономическую и политическую силу БРИКС. Напомним, что и в ШОС, и в БРИКС состоят Россия и Китай. Таким образом, Эрдоган может сделать пару шагов в сторону от навязываемой ему политической вестернизации. Тем более, что Евросоюз десятилетиями не принимает страну в свои ряды, а США, как опасается Анкара, планируют сместить действующую турецкую власть. Не логичнее ли Турции стать членом БРИКС? Или Евразийского союза.

Если Эрдоган пойдет таким путем, это будет означать явное сближение Турции с Россией, с которой у нее и сегодня неплохие отношения — против Москвы Анкара даже не ввела экономических санкций из-за украинских событий. Но тогда турецкий президент рискует рассориться с Западом. Поэтому ему все же придется приложить максимум дипломатических усилий, чтобы оттянуть крупный конфликт с ЕС и США. Последние тоже опасаются радикального ухудшения отношений с резким и "взрывным" Эрдоганом – он может, например, припомнить американцам договоренность между США и СССР о выводе американского тактического ядерного оружия с территории Турции.





Говоря о санкциях, введенных против России, и ответных ограничениях Москвы на импорт продовольствия, то они могут стать уникальным шансом для турецких экспортеров, которые в прошлом году поставили в РФ продукцию на 7 миллиардов долларов. Ожидается, что этот показатель увеличится существенно, поскольку "Россельхознадзор" уже договорился с Анкарой о поставках на российский рынок продуктов питания, которые ранее РФ из Турции не импортировала

Напомним также, что Турция зависит от российского природного газа процентов на 60. Все это, а также многое другое позволяет надеяться, что Анкара не поддастся давлению Евросоюза, который уговаривает третьи страны не заменять своими товарами европейские продукты, от импорта которых отказалась Россия. Словом, то, что Эрдоган победил на выборах, для России скорее хорошо, чем плохо.

Но вернемся собственно к выборам. Самые большие сложности начнутся именно после них, поскольку ситуация на Ближнем Востоке становится все более противоречивой, и контролировать обстановку в регионе и в самой Турции будет крайне сложно. США постоянно продвигают свои проекты на Ближнем Востоке, но пока кроме несчастий они ничего не приносят. С одной стороны, это отрезвляет некоторые ближневосточные страны, и они пытаются дистанцироваться от американского влияния. Но с другой — США не собираются оставлять в покое регион, который они считают ареалом своих национальных интересов.

Соответственно, американский прессинг и давление исламских экстремистов на Ближний Восток усилится, и Турции, борющейся за лидерство в мусульманском мире, придется непросто. Напомним, она испортила отношения с США, в том числе, из-за Ирака, с Израилем – по проблеме Палестины, и чуть было не разругалась с Россией из-за Сирии. При этом талибы не дремлют, гражданская война в Сирии продолжается, Израиль и Палестина воюют, Ливия распадается, и т.д.

Что же касается ситуации внутри Турции, которая, выбрав в президенты Эрдогана, подтвердила приверженность консерватизму и умеренному исламизму, ее ждут парламентские выборы и баталии за усиление президентской власти. И тут многое будет зависеть от того, кто станет премьером Турции. Если во властном двуумвирате окажется фигура типа Абдулы Гюля, известного своей способностью уравновешивать ситуацию и не обострять внутриполитические кризисы, особых потрясений не предвидится.

Кстати, в качестве премьера рассматривается и глава турецкого МИД Ахмет Давутоглу – он имеет репутацию гораздо более жесткого политика, чем Гюль, однако безоговорочно преданного Эрдогану. Считается, что именно Давутоглу добился широкого признания в мире Эрдогана, а также усиления позиций Турции на Ближнем Востоке и за его пределами. Но если премьером станет строптивый политик, в стране начнется совершенно новый политический этап, способный подорвать авторитет Турции в регионе и в мире, провалить реформы, которые Эрдоган наобещал населению, ослабить страну и сделать ее легкой добычей для внешних сил. То есть вопрос сейчас в выборе "правильного" премьер-министра для президента Турции, способного вместе с ним обходить или уничтожать внутренние и внешние политические ловушки.

Ирина Джорбенадзе
Подробнее: https://www.rosbalt.ru/exussr/2014/08/18/1304940.html
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: