Рахмона может сменить Рахмон

На сайте Centrasia.ru появилась анонимная статья, в которой делается предположение о том, что президент Таджикистана Эмомали Рахмон решил сделать ставку на дочь на грядущих в 2020 году выборах и предпочел ее своему сыну Рустаму. Через несколько дней та же статья появилась уже на сайте совместного таджикско-киргизского агентства "Озодагон".

Свою гипотезу анонимный автор объясняет следующим образом. В последнее время резко увеличилось количество сообщений о деятельности дочери президента Рахмон Озоды Эмомали, которая сейчас занимает пост первого заместителя министра иностранных дел. Так, например, именно она делала доклад от МИД на консультативном совете по улучшению инвестиционного климата Таджикистана, а президентский сайт акцентировал внимание на ее участии, разместив несколько ее фотографий. При этом сын президента представлен только на коллективных фото.

Рахмон Озода Эмомали также проводила политические консультации с помощником государственного секретаря Соединенных Штатов по вопросам Южной и Центральной Азии Нишой Десай Бисвал.

По мнению автора статьи, поскольку в 2020 году Рахмону Рустаму Эмомали еще не исполнится 35 лет, необходимых по конституции для участия в выборах президента, таджикский лидер, возможно, и решил "поставить" на свою дочку. Однако эта гипотеза вызвала скепсис у многих как российских, так и таджикских экспертов.

Как заявил "Росбалту" российский политолог Аждар Куртов, эта информация "сознательный вброс со стороны противников Рахмона с целью его дискредитации". " На Востоке не так уж много примеров, когда женщины становились во главе государств, особенно в исламском мире. Беназир Бхутто — не в счет — это исключение. Дочь Рахмона ничем особо себя не зарекомендовала как политик. Ее отец не может не понимать, что делая на нее ставку, он рискует упустить власть из рук своего семейного клана" — считает Куртов.





По его мнению, если бы такая идея действительно появились, то следовало бы ожидать намеренной "раскрутки" Рахмон Озоды Эмомали как наследницы власти. А это возможно, если бы ее назначили на более ответственные посты, например, главой правительства или спикером парламента. "Подобным образом поступил в свое время Гейдар Алиев в отношении своего сына Ильхама. И поскольку таких шагов нет — то я склонен не верить подобной информации," — подытожил свой комментарий Аждар Куртов.

В целом с мнением Куртова, хотя и в менее категоричной форме согласен и таджикский политолог Парвиз Муллоджанов. "Я думаю, что здесь существует некоторое преувеличение. Во всяком случае, на данном этапе утверждать это представляется преждевременным. Таджикистан во многом остается страной традиционной ментальности и даже многие представители политической элиты могут разделять предубеждения относительно возможности прихода женщины к верховной власти в стране. В целом, население также очень традиционно, а это для правительства является столь же важным фактором, который всегда будет приниматься во внимание" — заявил "Росбалту" политолог.

Однако, член политсовета Исламской партии Таджикистана, аналитик и журналист Хикматулло Сайфуллозода считает, что полностью сбрасывать со счетов эту версию все же преждевременно. "Рустам однозначно хочет быть преемником своего отца. Озода же — фигура несамостоятельная. На этот шаг она пойдет лишь, если так решит Эмомали Рахмон. На кого же из своих детей поставит нынешний лидер страны — покажет время!" — заявил "Росбалту" Сайфуллозода.

Игорь Ротарь
https://www.rosbalt.ru
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: