Эндшпиль Эрдогана

Стамбульский прокурор Зекерия Оз вел расследование против элиты страны, против неприкосновенных политиков, журналистов, юристов, генералов. Оз был самым важным следователем по уголовным делам при Реджепе Тайипе Эрдогане, помогал премьер-министру нейтрализовать «Эргенекон» – тайную организацию, члены которой якобы готовили антиправительственный переворот. Спустя всего несколько месяцев после завершения длившегося пять лет процесса Оз повернулся против своего былого покровителя. Незадолго до западного Рождества полицейские задержали более пятидесяти подозреваемых, включая членов правящей Партии справедливости и развития (ПСР), влиятельных бизнесменов и сыновей трех министров. Инициатором расследования стал Оз, которого в спешном порядке отстранили от дела. Все это вылилось для Эрдогана в самый тяжелый кризис за почти 11 лет его премьерства. Коррупционный скандал во внутреннем круге угрожает власти ПСР и может привести к расколу. А ведь в 2014 году в стране должны пройти выборы, по итогам которых Эрдоган рассчитывал стать президентом. 25 декабря свои посты покинули главы Минэкономики, МВД, Министерства городского планирования – это их сыновья были задержаны по подозрению во взятках за помощь с получением строительных лицензий и госзаказов. На следующий день Эрдоган избавился еще от семи министров, которых заменил своими доверенными лицами. Кроме того, были задержаны несколько высокопоставленных обладателей депутатских мандатов, а также глава государственного банка Halkbank, который, как считается, налаживал торговлю нефтью с Ираном. Чтобы обойти санкции, запрещающие финансовые транзакции с Тегераном, нефть обменивалась на золото, общая стоимость которого составила несколько миллиардов евро. При обыске в доме банкира было обнаружено $4,5 млн в коробках из-под обуви. И это не конец, а, вероятно, начало еще больших потрясений. Сам Эрдоган тоже постепенно оказывается в гуще коррупционного скандала. Отставной министр городского планирования Эрдоган Байрактар под занавес 2013 года призвал самого премьера уйти с поста, заявив, что утверждал спорные строительные проекты по указанию главы правительства. По всей видимости, следственные органы готовили и другие задержания. Как сообщается, в числе подозреваемых сын Эрдогана 32-летний Билал. Он является учредителем и членом правления влиятельного фонда Turgev, которому удалось на более чем выгодных условиях приобрести принадлежавший государству земельный участок в стамбульском районе Фатих и который якобы дал за это взятку в размере почти 3 млн евро. Недавно была опубликована судебная повестка на имя Билала Эрдогана за подписью стамбульского прокурора Муаммара Аккаша. Однако полицейские, вероятно, под влиянием политиков отказались производить задержания отпрыска премьера и ряда депутатов от ПСР. Аккаш, как и ранее Оз, был отстранен от дела. Он заявляет: «Следствию вставляли палки в колеса. На органы юстиции оказывалось неприкрытое давление». Тем временем Эрдоган пытается представить скандал как антиправительственный заговор. Он говорит о «банде», которая задалась целью вредить Турции. Однако тирады премьера не убеждают даже его сторонников. Чем громче он возмущается, тем явственней становится, что некогда популярный глава правительства просто борется за свое будущее в политике. Бывший мэр Стамбула Эрдоган пришел к власти, пообещав положить конец круговой поруке, существовавшей при его предшественниках. Поэтому граждане избрали его в 2002 году и затем еще дважды проголосовали за правительство Эрдогана. Однако ПСР, придя к власти, тоже не стала примером моральной безупречности; за последние годы коррупционные скандалы случались неоднократно. Так, в депешах американских дипломатов по Турции, опубликованных на портале WikiLeaks еще в 2010 году, говорится о «коррупции на всех уровнях». «Мы много лет поднимали вопрос о коррупции в правительстве, но никто не желал нас слушать, — говорит депутат Айше Данишоглу из оппозиционной Республиканской народной партии (РНП). — И только после того, как в лагере исламистов произошла ссора, грязь последних лет вышла наружу». Никогда еще обвинения не были настолько детальными и настолько опасными для главы правительства. Эрдогана впервые атакуют не только оппозиционеры, но и те, кто до сих пор был в числе его верных союзников, прежде всего люди из окружения турецкого проповедника Фетхуллаха Гюлена. Гюлен живет в эмиграции в США, его сторонникам принадлежат школы, издательские дома, клиники и компании по всему миру. Последователи Гюлена хотят, чтобы в них видели общественное гражданское движение, которое борется прежде всего за образование. Те, кто вышел из общины, напротив, говорят об иерархической, политической, исламистской системе. Долгое время сотрудничество Гюлена и Эрдогана было плодотворным: Гюлен обеспечивал премьеру голоса избирателей, Эрдоган защищал бизнес людей Гюлена. Благодаря благосклонности главы правительства последние заняли важные посты в полиции и системе юстиции и в рамках дела «Эргенекона» вместе повергли своих важнейших противников – военных и светскую оппозицию. Самый масштабный процесс за всю новейшую историю Турции вел прокурор Зекерия Оз, считающийся человеком Гюлена. Фигурантов дела обвиняли в том, что они планировали теракты для свержения правительства. Подробности судебного разбирательства регулярно просачивались в СМИ, подконтрольные Гюлену; на критиков правительства публиковали компромат. Дело «Эргенекона» продолжалось пять лет и завершилось в августе 2013 года; но многие наблюдатели назвали его фарсом. Однако в последние месяцы союз Эрдогана и Гюлена начал рушиться. Ве- роятно, многие сторонники Гюлена получили слишком большое влияние и в то же время казались премьеру недостаточно лояльными. Поэтому Эрдоган уволил ряд чиновников, которых причисляют к «общине» проповедника. После этого люди Гюлена в системе юстиции предприняли безуспешную попытку начать дело против главы турецких спецслужб – важного доверенного лица премьера. А в ноябре Эрдоган объявил, что учебные центры Гюлена для абитуриентов, которые подготавливали школьников к вступительным экзаменам в университеты и являлись важным для движения источником доходов, будут закрыты. Газета Hurriyet назвала такое решение «объявлением войны». Поэтому соответствующие расследования, вероятно, можно считать местью сторонников Гюлена. Эрдоган назвал их «очень грязной операцией» и обвинил движение в стремлении создать «государство в государстве». Гюлен ответил видеообращением: «Да низведет Аллах огонь на дома не видящих вора, но преследующих тех, кто пытается его изловить». Эрдоган сталкивается с проблемами уже во второй раз за короткое время. Летом на демонстрации против ликвидации парка Гези в Стамбуле вышли больше трех миллионов человек. Они высказывали свое возмущение не только планами застройщиков, но и все более деспотичным стилем правления премьера. После одиннадцати лет на посту Эрдоган производит впечатление политика, оторвавшегося от действительности и склонного к автократизму. Многих талантливых советников он заменил лояльными, согласными со всем. Есть политики, которые, добившись успеха, сохраняют трезвость ума, но Эрдоган за прошедшие годы эволюционировал в автократичного правителя. Критики оказываются за решеткой, ни в какой другой стране в тюрьмах нет такого числа журналистов и подозреваемых в терроризме. Летом Эрдоган называл протестующих «бомжами» и разгонял их при помощи слезоточивого газа. На этот раз он тоже не идет на уступки: он заменил 500 полицейских и попытался при помощи декрета взять расследования под личный контроль, правда, безуспешно. В конце декабря ПСР инициировала разбирательство по делу об исключении трех депутатов, выступивших с критикой. Однако в отличие от ситуации с протестами в парке Гези, на этот раз Эрдогану не удастся разрешить кризис исключительно благодаря жесткости. Уже становится очевидным, что нынешний скандал может привести к расколу в партии. И потому цель Эрдогана — одержать победу на президентских выборах летом 2014 года — становится все более труднореализуемой. Тем более что он намеревался наделить будущего президента существенными дополнительными полномочиями — едва ли теперь ему удастся получить необходимую для этого поддержку двух третей парламентариев. Еще раз претендовать на пост премьера он не может, такое ограничение содержится в законе «О партиях». Возможно, Эрдоган предпримет попытку переписать этот закон, чтобы остаться у власти. Однако в рядах ПСР такое решение вызывает сопротивление, в частности, с планами своего давнего соратника не согласен нынешний президент Абдулла Гюль. Есть и другой момент: многие граждане голосовали за Эрдогана в первую очередь потому, что были довольны экономической ситуацией. Однако новая турецкая лира упала в декабре до рекордно низкой отметки. Приток денег из-за рубежа сделал возможным бум последних лет, но теперь иностранные инвесторы выводят деньги из страны, и дальнейший отток капиталов может повлечь конъюнктурный спад, а экономический кризис будет стоить Эрдогану части голосов. На муниципальных выборах в марте оппозиция впервые за долгое время бросит на борьбу за пост мэра Стамбула кандидата с серьезными шансами на победу. Нервозность внутри ПСР усиливается. Ведь ни для кого не секрет: потерять Стамбул — значит потерять Турцию.
https://www.profile.ru/component/k2/item/78484
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: