Подводные течения «Турецкого потока» (Rosbalt)

«Объятия», раскрытые Россией и Турцией друг другу после непродолжительной, даже по земным меркам, вражды, реанимировали проект «Турецкий поток», и его реализация, как видно, набирает силу. По данным РИА «Новости», на днях глава Минэнерго России Александр Новак сообщил, что Москва рассчитывает получить от Анкары «оставшиеся разрешения» на строительство трубопровода для экспорта газа в Турцию. Первые разрешения от турецких властей уже получены, и в настоящее время стороны работают над межправительственным соглашением, в рамках которого и будет согласована «дорожная карта». Новак полагает, что подписание документа состоится 10-13 октября в Турции, на полях Всемирного энергетического конгресса. Кстати, в этом же месяце планируется встреча президентов России и Турции – Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана. Напомним, что проектная мощность четырех «веток» газопровода составляет 63 миллиарда кубометров газа в год, из которых Турция собиралась оставлять себе 14 миллиардов кубометров, а остальной объем предназначался для ряда европейских стран. Турецко-российская ссора заморозила этот проект, но сейчас, похоже, близится период его расцвета.
Если проект будет реализован в полной мере, Турция превратится в настоящий газовый хаб – на ее территории сосредоточится российский газ из «Турецкого потока», «Голубого потока», а также азербайджанский газ, поступающий по трубопроводу Баку-Тбилиси-Эрзерум.
Но в контексте строительства «Турецкого потока» возникает множество вопросов, и вряд ли кто знает правильный ответ на них. Главный вопрос – целесообразность усилий, прилагаемых Москвой для реализации проекта, имея в виду ненадежность Турции как партнера. Второй вопрос – куда дальше отправится предназначенный для экспорта газ. Трубопровод дойдет до границы Турции и Греции, и Афины в поставках заинтересованы. Но станут ли ответвления от трубы и соответствующую инфраструктуру строить европейские, в частности, балканские страны, переживающие экономический кризис? То есть, если газ дойдет всего лишь до Греции, стоит ли игра свеч, и не будет ли «выстрел Газпрома» наполовину холостым, имея в виду экономический, а не политический аспект?
Правда, Россия сама может осилить строительство трубопроводов в европейские страны, но против этого непременно выступит Еврокомиссия - вспомним историю с «Южным потоком», который де-юре закрыла Россия, а де-факто он был заблокирован ЕС и США, опасающимися «газовой монополии РФ».
Пока в контексте «Турецкого потока» Россия, как видно, может рассчитывать только на поддержку Австрии, хотя свою заинтересованность в нем не скрывает и Италия. В общем, «Газпрому» надо дождаться 2019 года, когда истечет срок действия контракта на транзит российского газа в европейские страны через Украину. Тогда картина станет ясной – либо ЕС и Россия придут к консенсусу, либо газпромовское топливо, достигнув греческой границы, уйдет в никуда.
«Я лично считаю, что строить две нитки (газопровода) через Турцию и превращать Турцию в транзитную страну – это опасная история, на мой взгляд», - цитирует РИА «Новости» гендиректора Фонда национальной энергетической безопасности Константина Симонова. По его мнению, целесообразнее было бы построить одну нитку газопровода в Турцию, а вторую – в Болгарию и далее, через перемычку, в Грецию.
Болгария, не выдержав напора ЕС и США, отказалась от крайне выгодного для нее «Южного потока». Теперь, похоже, София снова встала в очередь за российским газом, и подвигла ее на это конкуренция с Анкарой, развившей бурную деятельность по окончательному согласованию всех аспектов строительства «Турецкого потока».
Болгария полностью сменила пластинку и заявила о своем намерении возобновить энергетические связи с Россией, включая строительство «Южного потока». Кстати, смалодушничав в свое время, она потеряла на отмене этого проекта 400 миллионов долларов в год – речь идет только о транзитной плате, без учета создания новых рабочих мест, инвестиций и т.д. Не такая уж малая потеря для не самой богатой страны.
Не получив ничего от ЕС и США в обмен на отказ от «Южного потока», София поняла, что при раскладе средней оптимистичности российский газ в балканские страны все-таки попадет через Турцию, а сама Болгария останется вне игры. Правда, у нее все же есть некоторые шансы получить статус транзитной страны для российского газа – в случае, если Москва поосторожничает с завязкой своего газа только на Турцию (неизвестно, какой еще номер может отколоть Эрдоган), и станет осуществлять оба проекта. Но тогда в турецком направлении может пойти меньший объем газа, что станет очередной «причиной» обиды Анкары на Москву. Москва вполне имеет право держать обиду на Софию. И если «Южный поток» будет реализован, это означает, что эти эмоции Россия «проглотила», как это было в случае с Турцией. Но не задаром: Болгария расплатится за нее принятием условий Москвы, которая до заморозки «Южного потока» вложила в проект миллиарды долларов.
И тут весьма любопытно, как отнесется к планам Болгарии Еврокомиссия, с которой София, с большой долей вероятности, проконсультировалась, можно ли ей вести переговоры с Россией. И не будет ничего удивительного в том, что чиновники в Брюсселе слегка поломаются для виду, попытаются поставить новые, уже менее драконовые условия, и, в итоге, «нехотя» согласятся.
Если события будут развиваться именно так, то причиной тому будет желание ЕС максимально оттереть Турцию от поставок большого объема газа и поставить крест на ее амбиции стать газовым хабом.
В общем, все течет, все меняется, и Европа уже не хочет видеть Турцию в качестве транзитной страны. Надо думать, ее больше устроит «разбивка» потоков российского газа на Турцию и Болгарию, которая во всем зависит от ЕС, и в отличие от Анкары, обладает куда меньшим влиянием. Кроме того, ЕС не захочет завязки российского газа только на Турцию («Северный поток» – отдельная тема), чтобы не допустить еще большего сближения Москвы и Анкары на фоне ухудшающихся отношений последней с «коллективным» Западом.
Так, Анкара подозревает США в намерении устроить «цветную» революцию в Турции, а с Евросоюзом она «воюет» на самой разной почве – от финансовой в контексте мигрантов до полувекового ожидания принятия страны в ЕС. Все эти проблемы, ставшие уже «многоэтажными», ведут к потере Турцией союзников и ее вынужденному сближению с Россией.
Но, повторимся, Турция для России уже далеко не тот «друг и брат», каковым она была, или делала вид, что была, до событий, доведших отношения между двумя странами почти до полного разрыва. Поэтому Москва, вероятно, «не сложит все яйца в одну корзину», поскольку у нее появились возможности для маневрирования.
Словом, в настоящее время для России складывается комплексно-положительная ситуация (имеется в виду и Сирия, и другие внешнеполитические фрагменты). С одной стороны, это благоприятно для российской политики в целом, а с другой, такая ситуация активизирует всех имеющихся недоброжелателей.
Так что и при маневрировании не исключены разного рода «подводные течения», поскольку геополитическая ситуация меняется стремительно, и нужны большая расторопность и политическая прозорливость, чтобы не угодить в «воронку», выбраться из которой России будет затруднительно.
Ирина Джорбенадзе
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: