Турция на геополитическом перекрестке (Rosbalt, Россия)

На фоне турецкого кризиса австрийцы предлагают забыть о вступлении страны в ЕС, Путин ждет Эрдогана в Петербурге, а Керри едет в Анкару. Австрийский канцлер Кристиан Керн предлагает прекратить продолжавшиеся несколько десятилетий переговоры с Турцией о ее присоединении к Европейскому Союзу. По его словам, актуальная ситуация в турецком государстве позволяет сказать, что ни сейчас, «ни в ближайшие десятилетия» оно не окажется готовым к вступлению в ЕС. Об этом Керн заявил в эфире национального телевидения, а позднее рассказал журналистам, что намерен поднять эту тему уже 16 сентября на ближайшем саммите Евросоюза.
В Турции, разумеется, на официальном уровне остались недовольны такими заявлениями австрийского канцлера и даже публично осудили их. Хотя в реальности, судя по всему, Анкара и сама сейчас не стремится к сохранению нормальных отношений с ЕС. Вопрос в том, что похолодание в отношениях желательно было бы спровоцировать так, чтобы именно европейцы казались его инициаторами.
В частности, Турция явно не намерена сейчас соблюдать ранее достигнутое соглашение о принятии беженцев из Сирии в обмен на экономическую помощь со стороны Евросоюза и отмену визового режима. Последнее особенно странно смотрится на фоне запрета на выезд из страны, который был введен для десятков тысяч турецких граждан после подавление президентом Рэджепом Тайипом Эрдоганом попытки военного переворота в стране.
Скорее всего, турецкие власти и сами прекрасно понимают, что Европа с ее нынешним уровнем влияния правозащитного сообщества на политиков вряд ли поддержит тот конституционный переворот, который осуществляет в стране сам Рэджеп Эрдоган, массово смещая чиновников, закрывая вузы и медиа, а главное — готовя новую конституцию, в которой может появиться пункт о превращении Турции в суперпрезидентскую республику и еще один — о восстановлении в стране смертной казни.
Поэтому во внешней политике у турецких властей сейчас другие приоритеты. Эрдоган 9 августа прилетает в Санкт-Петербург, где проведет триумфальные (судя по масштабам подготовки к ним) переговоры с российским президентом Владимиром Путиным (подробнее об этом можно прочитать здесь). Стороны договорятся по возобновлению газопроводного проекта «Турецкий поток», взаимным поставкам продуктов питания, авиаперевозкам, визам и многому другому. Кроме того, скорее всего, будет принято некое совместное заявление по Сирии, где Россия и Турция в последние годы выступали в качестве соперников, если не сказать противников.
А в конце августа в Анкару приедет глава Госдепартамента США Джон Керри. Его визит предполагает две главные темы — военное сотрудничество с Турцией и ситуация в Сирии. Турецкая сторона, разумеется, хочет, чтобы он привез добрые вести о скорой депортации на родину турецкого проповедника и политического деятеля Фетуллаха Гюлена, которого Эрдоган объявил организатором недавнего неудачного военного переворота. А поскольку этого, скорее всего, не случится, то переговоры будут сложными, а турецко-американские отношения весьма натянутыми.
Тем не менее, в их сохранении американцы очень заинтересованы. В конце концов, Турция является страной НАТО, причем еще недавно считалась обладательницей второй по мощности армии альянса после самих американцев. И это, с другой стороны, очень интересный момент в сотрудничестве с турками для России, которая, может пытаться сотрудничать с Анкарой и организовать совместное давление на Евросоюз.





В итоге, как бы ни развивалась ситуация в ближайший месяц, Турция прочно заняла место страны, к которой прикованы взгляды всех основных геополитических игроков, включая, кстати, и исламистских боевиков в Сирии и Ираке. От того, как Эрдоган будет вести внешнюю политику, теперь зависит очень многое — и не только для Турции.

Иван Преображенский
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: