Как следующему американскому президенту вести дела с Россией (Reuters, Великобритания)

Кандидат в президенты от Республиканской партии Тед Круз называет российского президента Владимира Путина «громилой и диктатором». Сенатор-республиканец и бывший кандидат в президенты Марко Рубио говорит, что он «бандит». Кандидат в президенты от Демократической партии Хиллари Клинтон шутит: «Господин Путин не вызывает у меня особого восхищения». И даже президент Барак Обама не удержался от перехода на личности, заявив, что Путин «похож на скучающего ребенка с задней парты». Он слегка поддразнил российского руководителя, назвав Россию обычной «региональной державой».

Оскорблений много, но здесь есть одна проблема. Если предположить, что в 2018 году Путина переизберут, он останется президентом усиливающейся России как минимум до 2024 года. В этих условиях следующему президенту США необходимо обезличить отношения между двумя странами и разработать общий политический механизм для поддержания российско-американских отношений, как это сделал Джордж Кеннан (George Kennan), когда он в 1946 году написал свою знаменитую «Длинную телеграмму».

Что такой общий политический механизм должен подразумевать сегодня? Это можно обозначить сокращением «ОСС», что означает «определить, сдерживать, сотрудничать». В чем его смысл?

Сначала про «определить». Связи Вашингтона и России должны определяться исключительно национальными интересами США. Для этого нужно понять, что не все действия России — какое бы неприятие они у нас ни вызывали — требуют американской реакции. Например, когда Россия начала свои бомбардировки в Сирии, Обама не отреагировал, и критики тут же завопили, что отсутствие реакции это проявление слабости со стороны американского президента. Другие же утверждают, что путинские победы в Сирии создают угрозу интересам США.

Однако авторы этих доводов упускают из виду одни важный факт. Если не считать ослабление и разгром «Исламского государства», у США в Сирии нет важных интересов, относящихся к национальной безопасности. Да, Путин вроде бы «победил» в Сирии. Он спас сирийского президента Башара аль-Асада, вынудил США отказаться от своего требования «Асад должен уйти», создал в Сирии четыре военных базы и продемонстрировал модернизированную российскую армию. Ну и что? Сирия была главной союзницей Советского Союза на Ближнем Востоке, и США на протяжении десятилетий без проблем мирились с этим обстоятельством. На самом деле, российская интервенция даже помогла Соединенным Штатам, поскольку российские авиаудары позволили войскам Асада освободить ключевой город Пальмиру, и в ходе их нанесения было уничтожено 400 террористов «Исламского государства». Суть в том, что российская «победа» не всегда означает «поражение» США, особенно если эта победа никак не отражается на важных американских интересах.
Теперь о сдерживании. Действительно, не всякая российская «победа» означает «поражение» США, но есть ситуации, когда Соединенные Штаты должны противодействовать российским угрозам. В частности, Вашингтону необходимо провести четкие красные линии касательно попыток Москвы применять силу против любого члена НАТО. Такого применения силы очень боятся натовские союзники Вашингтона в Восточной Европе, особенно в Прибалтике.

Когда в начале украинского кризиса отношения между Россией и Западом начали ухудшаться, Москва активизировала усилия по ослаблению своих прибалтийских соседей. В этих целях она начала внедрять агентуру в этих государствах и регулярно нарушать их воздушное пространство. Кое-кто даже забеспокоился, что Россия может когда-нибудь применить силу против Прибалтики, бросив вызов единству НАТО, а в итоге расколов его.

Принятие этих трех маленьких и абсолютно незащищенных стран в НАТО вряд ли было целесообразно, но сейчас они уже в этом клубе, и Соединенные Штаты обязаны защищать их согласно договорным обязательствам. Поэтому Америка права, наращивая свое военное присутствие в Восточной Европе с целью сдерживания этой угрозы, и направляя туда дополнительные бронетанковые силы. США не должны стремиться к конфронтации с Россией, но им не следует уклоняться от этого, если Москва станет угрожать Америке или ее союзникам по НАТО.





И третье — сотрудничество. Соединенные Штаты должны изыскивать возможности для сотрудничества с Россией там, где наши интересы совпадают. А такое совпадение возникает гораздо чаще, чем думают многие. Одна из важнейших областей, где существует многочисленное совпадение интересов, это снижение угрозы ядерного терроризма и распространения ядерного оружия. Например, в рамках программы «За совместное снижение опасности» Соединенные Штаты почти 20 лет помогали России уменьшать риски кражи ядерного оружия.

Но из-за украинского кризиса российско-американское сотрудничество в сфере ядерной безопасности рухнуло. А эти угрозы по-прежнему весьма серьезны. В одном сообщении СМИ отмечены четыре разных инцидента, когда молдавская полиция пресекла деятельность преступных группировок, подозреваемых в связях с Россией. Эти группировки занимались контрабандой ядерных материалов, а одна из них — российская — даже пыталась продать ядерные материалы «Исламскому государству». Сохраняются угрозы утечки информации и коррупции на российских ядерных объектах — а Россия обладает самыми большими в мире ядерными запасами. У нее более 200 зданий и хранилищ, где складируется высокообогащенный уран и плутоний. Неудивительно, что в большинстве случаев, когда вскрывались факты ядерной контрабанды, выяснялось, что кражи осуществлялись в России. Поскольку опасность появления у «Исламского государства» ядерного оружия очень велика (о чем сообщается в последнем докладе НАТО), следующему президенту нужно в приоритетном порядке возобновить российско-американское сотрудничество по снижению угрозы ядерного терроризма.

Россия также оказала большую помощь в реализации в прошлом году иранского ядерного соглашения, что подтверждают официальные представители Запада. Особенно велика ее роль в решении вопроса о выработке атомной энергии, к чему стремился Иран. Предложив построить для Ирана атомные электростанции и снабдить Тегеран необходимым ему топливом, Россия весьма изобретательно лишила Иран доводов о том, что ему нужны собственные мощности по обогащению. Когда соглашение было подписано, Обама рассыпался в благодарностях перед Путиным за его роль в этих переговорах.

Москва также играет ключевую роль в реализации иранской сделки. В декабре, после ее подписания, Россия вывезла из Ирана 8,5 тонны обогащенного урана, в том числе, топливо, очень близкое по качеству к оружейному. Таким образом, сейчас у Ирана нет достаточного количества обогащенного урана для изготовления бомбы, даже если он захочет ее сделать. Поскольку Россия является членом Совета Безопасности ООН и группы 5+1, Соединенные Штаты должны с ней сотрудничать, обеспечивая выполнение Ираном условий соглашения.
И наконец, Вашингтон и Москва заключили договор СНВ-3, ставший очередным двусторонним соглашением о сокращении ядерного оружия. По условиям договора стороны к 5 февраля 2018 года должны сократить количество развернутых ядерных боезарядов до 1 550. Кроме того, договором предусмотрены многочисленные меры проверки соблюдения СНВ-3, включая инспекции на местах. Хорошая новость заключается в том, что несмотря на напряженность из-за Украины, российские военные выполняют свою часть обязательств по договору. СНВ-3 останется в силе до 5 февраля 2021 года, после чего нужно будет заключить новое соглашение. Это должно стать высшим приоритетом для следующего президента.

Ключевой движущей силой во всех аспектах российско-американского ядерного сотрудничества должны стать общие интересы сторон. Вашингтон и Москва хотят снизить риск ядерного терроризма. Ни та, ни другая сторона не хотят, чтобы у Ирана появилось ядерное оружие. И обе они выигрывают от сокращения своих ядерных арсеналов. Следующей администрации надо продвигать американские интересы, сотрудничая с Россией и в других областях, таких как борьба с глобальным потеплением, противодействие наркоторговле и стабилизация обстановки в Афганистане.

Демонизация Путина хороша для полемики, но реалистичная политика, нацеленная на отстаивание американских интересов, является более подходящим способом налаживания отношений с Россией.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: