М.Купфер: Еврейская община Кыргызстана разрывается между родиной и эмиграцией

Бишкек АИФ. Манифестанты вывесили у кыргызского Белого дома плакат, склоняющий "грязных евреев и таких как Максим [Бакиев]" в процессе свержения в 2010 году отца М. Бакиева, президента Курманбека Бакиева. После многих лет экономического застоя, двух революций и витка массовых беспорядков на национальной почве против представителей узбекского нацменьшинства многие евреи взвешивают имеющиеся у них варианты и раздумывают, оставаться ли им в Кыргызстане.

После многолетнего экономического застоя, двух революций и витка массовых беспорядков на национальной почве, направленных на другое нацменьшинство, многие евреи взвешивают варианты собственного будущего в Кыргызстане.

НОВОСТИ / АНАЛИТИКА. Когда ныне 37-летний Георгии Колотов рос в Бишкеке в последнее десятилетие советской власти, он по большей части ничего не знал о еврейской общине. В то время в Бишкеке проживало более 10 тысяч евреев, но молодой Колотов и большинство других представителей еврейской национальности как-то особо не ощущали своей принадлежности к ней.

Никто не отмечал еврейские праздники и не собирался на мероприятия, и Колотов не был в курсе о потаенной синагоге. Он приобщался к своим еврейским корням единственно посредством семейных посещений могил предков на небольшом кладбище на окраине города. Там он смотрел на могилы и видел на них шестиконечную звезду. Тогда мальчик практически ничего из этого не понимал, но по мере взросления становилось понятым, что несмотря на официально провозглашаемую идеологию интернационализма и дружбы народов, "в Советском Союзе вовсе не приветствовались люди разных национальностей", – говорит он.

Евреи Бишкека, как и проживающие во многих других частях бывшего СССР, исповедовали свои верования либо не слишком афишируя их, либо вообще втайне. Антирелигиозная пропаганда в СССР означала, что единственная синагога Бишкека, действующая на своем нынешнем месте с 1950-х годов, приютилась в самом обычном доме в самом рядовом квартале. Старалась не привлекать к себе внимание не только синагога: некоторые евреи опасались проявлений антисемитизма – на определенных этапах являвшегося чуть ли не государственной политикой в СССР, – и скрывали свою национальную принадлежность.

После 1991 года многое изменилось. Распад СССР вызвал к жизни массовую эмиграцию, в результате чего община сократилась до почти десятой доли своего размера при советской власти. Причем большая часть оставшихся в Бишкеке – это люди преклонного возраста. Правда, те, кто остался в Бишкеке, пользуются сегодня гораздо большими возможностями в области вероисповедания.

В 2000 году нью-йоркское объединение хасидов Хабад Любавич, оказывающее духовную и общественную поддержку еврейским общинам в разных странах мира, отреагировало на просьбу сообщества и отрядило из Израиля для служения верующим раввина – первого настоящего раввина за всю историю общины. Несколько еврейских организаций, как отечественных, так и зарубежных, также пустили корни в Бишкеке, и еврейские дети имею сегодня возможность посещать еврейскую дневную школу "При Эц Хаим". Община даже выпускает собственный ежемесячный вестник.

Однако после многолетнего экономического застоя, двух революций и витка массовых беспорядков на национальной почве, направленных на другое нацменьшинство, многие евреи взвешивают варианты собственного будущего в Кыргызстане.

"Было время, когда [мы с женой] хотели уехать в Израиль, где у меня множество родственников, – говорит Леонид Зеличенко, 80-летний полковник милиции в отставке и журналист, который пишет, редактирует и издает вестник "Мааян" ("Родник"). – Но все мои дети и внуки вступили в брак с представителями нееврейской национальности, и мы все здесь живем одной большой семьей. Я никогда не уеду и не разрушу эти связи".





История Леонида Зеличенко типична для многих представителей старшего поколения еврейской общины Кыргызстана. Родившийся в Гомеле в Белорусской ССР в 1933 году, Леонид с семьей был эвакуирован в Кыргызстан. Было это в 1941 году в тяжелейший период Великой Отечественной войны. В результате тех эвакуаций военного времени небольшое количество проживающих в Бишкеке евреев, представленных преимущественно бухарскими евреями, процветавшими на Шелковом пути, увеличилось до 40 тыс. – 50 тыс. человек. После окончания войны многие вернулись в Европу или эмигрировали через Польшу в Израиль, но семья Леонида Зеличенко не стала сниматься с насиженного места. Они полюбили Кыргызстан за благоприятный климат и гостеприимство местных жителей, практически не знавших случаев антисемитизма, чего нельзя сказать о других частях Советского Союза.

"Здесь они нашли вторую родину", – говорит Леонид Зеличенко.

Как отмечает раввин Ария Райхман, отряженный в республику от объединения Хабад-Любавич, евреи, прибывшие в Кыргызстан в середине XX века, сумели внести значительный вклад в развитие республики и ее культуру благодаря толерантному отношению со стороны местных жителей.

Сегодня эта толерантность способствует другому явлению: люди, семьи которых некогда скрывали свои еврейские корни, опасаясь советского государства, сегодня открывают их для себя заново и знакомятся со своим прошлым. "Им рассказывают либо бабушки, либо они сами находят старые фотографии, какие-то документы, – говорит Ария Райхман. – И когда они открывают это свое наследие, они желают узнать больше".

Леонид Зеличенко, обладающий знаниями об истории общины, полагает, что эти открытия вкупе с участившимися смешанными браками и ощутимым ростом уровня рождаемости у евреев не позволят общине сократиться, как этот случилось прежде. Он сохраняет оптимизм, несмотря на ряд недавних антисемитских инцидентов. В апреле 2010 года в обстановке массовых беспорядков, последовавших за свержением президента Курманбека Бакиева, на заборе правительственного комплекса в Бишкеке был вывешен антисемитский плакат, явно имевший в виду Бакиева и одного его близкого соратника. Дважды за тот год синагога подвергалась нападениям, понеся небольшой урон.

И Ария Райхман, и Леонид Зеличенко разделяют мнение, что ситуация с тех пор существенно разрядилась.

И все же среди многих евреев, как молодых, так и пожилых, тяга к эмиграции сильна и практически не связана с проявлениями антисемитизма. Экономика республики практически не может ничего им предложить. Кроме того, многие хотят воссоединиться со своими семьями в Израиле или в других странах мира. Работающей в сфере информационных технологий Светлане Марголис предложили в 1997 году работу в одной из фирм Израиля, но она отклонила это предложение, несмотря на обещанную более высокую зарплату. "Здесь мы специалисты, а там будем никем", – говорит она.

Георгию Колотову в том же году представилась аналогичная возможность, которую он также отверг, хотя все его родственники проживают в Израиле. Колотов считается первопроходцем в области цифрового кинопроизводства в Кыргызстане. Он тоже опасался, что эмигрировав из республики, больше бы потерял, чем приобрел. И все же он волнуется, что в будущем обстоятельства сложатся так, что вынудят его покинуть пределы Кыргызстана.

"Моей дочери скоро исполнится четыре года. Я не могут дать ей здесь то образование, которое бы хотел, – говорит мужчина. – Но если я уеду, смогу ли я дать ей там то, что я хотел бы дать? Это очень сложный вопрос".

От редактора:
Мэтью Купфер является независимым журналистом, специализирующимся на освещении событий в Центральной Азии.
16 апреля, 2013

Источник - russian.eurasianet.org
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: