Туркменский гамбит

Турция и Азербайджан призвали Туркмению присоединиться к реализации проекта Трансанатолийского газопровода (TANAP). Конкретный разговор на эту тему состоялся недавно в Ашхабаде во время встречи глав МИД трех государств. Турецкий министр Мевлют Чавушоглу сообщил журналистам, что TANAP сыграет важную роль в поставках каспийского природного газа в Европу и, соответственно, — в энергетической безопасности ЕС.
Судя по словам министра иностранных дел Азербайджана Эльмара Мамедъярова, Туркмения проявила заинтересованность в развитии партнерства в этой сфере. Однако официальный Ашхабад пока всего лишь "заинтересован", и твердого "да" с его стороны не последовало.
О проблемах Туркмении на газовом рынке – чуть ниже. А пока напомним, что TANAP планируется сдать в эксплуатацию к 2019 году, то есть к этому времени должна быть построена и доведена до соответствующего уровня система газопроводов, следующих от азербайджанского месторождения Шах-Дениз через Грузию, Турцию, Грецию и Албанию на юг Италии.
По проекту, на первых порах Турция получит 6 миллиардов кубометров газа в год, а Европа — 10 миллиардов. В дальнейшем мощность газопровода может быть увеличена до 31 миллиарда кубометров, но произойдет это не ранее 2026 года. Отметим, что Туркмению к проекту TANAP, в реализации которого, помимо Турции и Азербайджана, заинтересованы США и ЕС из соображений снижения зависимости Европы от российского газа или его полного вытеснения с рынка, приглашали и прежде, однако Ашхабад, надо думать, избегал конкуренции с Россией в лице "Газпрома". Сдерживающим фактором также был и остается вопрос раздела Каспийского моря.
Но на сей раз очередное приглашение Баку и Анкары прозвучало не только на фоне украинских событий, нарушивших многие газовые планы России, но и решения "Газпрома" резко сократить в 2015 году объемы закупок газа из Туркмении и Узбекистана: у Туркмении вместо прежних 10 миллиардов кубометров "Газпром" будет покупать 4 миллиарда, а у Узбекистана – 1 миллиард против почти 4 миллиардов. Мало того, от закупок туркменского газа отказывается и Иран, намеренный наращивать собственную добычу. То есть в сумме Туркмения остается без гарантированного сбыта порядка 20 миллиардов кубометров газа, и ее единственным крупным импортером остается Китай, который ввиду отказа России и Ирана покупать туркменский газ, может диктовать Ашхабаду свои ценовые и иные условия.
Понятно, что Туркмения, занимающая четвертое место в мире по запасам газа, загнана в некий политико-экономический цугцванг, и ей придется искать новые рынки, но уже в условиях жесткой конкуренции с Россией, поскольку Москва в прошлом году заключила многомиллиардный газовый контракт с Пекином. В качестве конкурента может выступить и Иран. В такой ситуации Туркмении остается ориентироваться на европейский рынок, на котором российская газовая ниша частично освобождается. Но и на этот рынок Туркмения относительно полноценно сможет выйти не ранее, чем через десять лет, поскольку тогда на максимальную мощность заработает TANAP. То есть, Азербайджан, который в одиночку не может заполнить трубу, и для этого ему необходима Туркмения, до увеличения мощности газопроводной системы будет заполнять ее преимущественно собственным газом.
Но тут подвернулся еще один вариант: Иран предложил Азербайджану и Туркмении транспортировать газ по своей территории с выходом на Турцию и далее в Европу. Как передает иранское агентство IRNA, директор по международным связям Иранской национальной газовой компании Азизолла Рамазани заявил, что "такой маршрут является наиболее экономичным". Он признал наличие политических препятствий на пути реализации этого проекта, однако подчеркнул, что европейские парламенты уже изучают этот вопрос.
Между тем Ашхабад ведет себя так, будто бы ничего не происходит, и рынки он не теряет: президент Гурбангулы Бердымухамедов поручил туркменскому ТЭК увеличить в 2015 добычу природного газа до 83,8 миллиарда кубометров, из которых на экспорт предназначено 48 миллиардов. Возможно, наращивание добычи газа связано с надеждами Туркмении на реализацию многолетней идеи строительства газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия (ТАПИ). По расчетам Ашхабада, его строительства начнется уже в нынешнем году и завершится за два года. Но не задержится ли реализация этого проекта, имея в виду практически военную ситуацию в Афганистане, а также нежелание Ашхабада выделить инвесторам долю в газопроводе и в газовых месторождениях?
Кроме того, Индия – самый крупный потенциальный потребитель туркменского газа — еще не вполне определилась с политической целесообразностью транзита газа по территории Пакистана. Что же до самого Исламабада, его бы больше устроили поставки газа из Ирана.
Словом, блокирование Западом экспорта российского газа в ЕС сильно меняет не только энергетическую, но и геополитическую карту заинтересованных регионов. А также перераспределяет конкуренцию между странами, добывающими природный газ, потребность в котором в мире гораздо меньше, чем возможность его производства.
С одной стороны, может создаться впечатление, что выход туркменского газа в Европу не ущемит интересы России – напротив, ее перспективы на рынке Китая и Юго-Восточной Азии множатся. Но такое соображение проигрышно с политической точки зрения – оно означает отдаление Туркмении от России и ее сближение с Западом. То есть, резкое сокращение закупок туркменского газа видится очевидной глупостью, если за ним не стоит какая-то другая логика, которая пока не видна.
С другой стороны, Иран, сильно недовольный проектом "Турецкий поток", в рамках которого российский газ осядет в Турции, клянется, что никогда не будет вытеснять Россию с газового рынка и конкурировать с "Газпромом". На деле же происходит обратное – Иран предлагает Туркмении свою территорию для транзита газа в Европу в обход России. Но, вероятно, более всего Иран раздражен тем, что все газовые пути, ведущие в Европу, замыкаются на Турции, которая уже не только имеет амбицию стать газовым хабом, но и становится им. Картину довершает превращение Турции – через энергетику – едва ли не в самого крупного политического игрока как минимум на Ближнем Востоке.
"В стремлении уничтожить призрак "иранской конкуренции" "Газпром" предлагает сложить все яйца в турецкую корзину, даже не задумываясь, что в таком случае выиграет только Анкара, а уж никак не Россия. Одной из причин того, что Иран не наращивает объемы экспорта через турецкий газопровод заключается в его вполне обоснованных опасениях доверить Турции, американскому союзнику и члену НАТО, роль основного партнера по транзиту", — пишет Iran. ru.
Издание также информирует о "малоизвестном аспекте визита в Баку президента Ирана Хасана Роухани в ноябре 2014 года. В ходе двусторонних консультаций, проходивших в Омане, американская сторона предложила Тегерану в обмен на снятие части санкций принять участие в формировании общего с Азербайджаном "энергетического коридора" в Европу, присоединившись к проекту TANAP.… Проект вызвал серьезную озабоченность в "Газпроме", опасавшемуся, что присоединение Ирана к этому проекту позволило бы потеснить российскую компанию на европейских рынках, поскольку в таком случае азербайджанский газ не только заменял выбывающие объёмы поставок в Европу из Алжира и Ливии, но и сокращал российскую долю "европейского пирога".
И далее: "Предложение для Тегерана было настолько выгодными, что вице-президент США Байден, обсуждая вопросы давления на Россию на саммите по безопасности в Стамбуле, говорил о нем как о состоявшемся событии. Иран участвовать в этой антироссийской комбинации отказался, вызвав откровенную, пусть и не публичную, истерику среди американского истеблишмента, который "в наказание" Тегерана ужесточил свою позицию на переговорах в Вене в конце прошлого года".
Если все цитируемое здесь соответствует действительности, то отчего тогда Иран предложил Туркмении свою территорию для транзита газа в Европу, то есть в обход России, об интересах которой он вроде бы сильно печется?
Словом, Иран пытается доказать, что Турция для России – партнер крайне ненадежный. И в этом, возможно, есть доля истины, хотя взамен закрытия в Турции "газового вентиля" Иран не предлагает России ничего путного. И в некотором роде это понятно – санкции с Ирана не сняты, хотя для того, чтобы насолить России, американцы и европейцы могут переиграть с ними в любой момент.
Говоря о ненадежности Турции, аналитики Iran.ru отмечают в контексте еще не существующего "Турецкого потока", что Москва собственными руками превращает Турцию в "энергетического монстра", ставит себя в зависимость от этой страны, практически отдав ей весь свой европейский бизнес и энергетическую политику. Сильно зависеть от Турции будет и вся Европа: будто бы "от лица жутко перепуганной Европы" в Москве побывал вице-президент Еврокомиссии Марош Шефчович и "умолял" задействовать любой другой маршрут, только не турецкий.
И еще одно обстоятельство, говорящее в пользу того, что России опасно связываться с Турцией — она "максимально способствует становлению и развитию радикального ислама в лице ИГИЛ, что напрямую угрожает интересам и национальной безопасности России. Чрезмерная лояльность Турции, потворство и покровительство ИГИЛ – это скрытое проявление неоосманизма, угрожающего Центральной Азии и Большому Кавказу. А Республику Азербайджан они считают практически уже своей".
Аналитики, придерживающиеся антитурецкой линии, считают, что усилением позиций Турции Россия также ослабит политико-экономические и геополитические позиции Ирана — основного противовеса Анкаре в регионе – и повысит шансы этой страны "повернуться лицом к Западу за помощью и защитой".
Словом, украинский кризис и "затирание" Западом поставок российского газа в Европу привели к тому, что все, кому не лень, и все, кто могут экспортировать и транспортировать газ, играют каждый в свою геополитическую игру в надежде сорвать джек-пот. Но шансы Туркмении в этом деле в настоящее время невелики, равно как и шансы Ирана. Впрочем, ситуация еще может обернуться в их пользу благодаря недальновидности России, которая практически способствует развитию проекта TANAP, игнорируя рыночные и политические интересы Туркмении.
В результате такой политики неизбежным видится сближение Туркмении с Турцией и Азербайджаном, и в перспективе — присоединение к этой "тройке" Ирана, клянущегося в верности России. То есть, в среднесрочной перспективе может сложиться новая энергетическая и геополитическая конфигурация, крайне выигрышная для Запада и проигрышная для РФ. Но, с другой стороны, новая конфигурация укрепит альянс России с Китаем, что можно считать крайне проигрышным вариантом уже для Запада. Так что баланс сил в энергетической геополитике так или иначе сохранится.





Ирина Джорбенадзе

Подробнее: https://www.rosbalt.ru/exussr/2015/02/09/1366118.html
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: