Сегодня: 17.06.2019
Новым премьер-министром Кыргызстана стал Мухаммедкалый Абылгазиев              Главные события 2017 года в мире              Сооронбай Жээнбеков официально вступил в должность президента Кыргызстана              Дастан Джумабеков избран спикером Жогорку Кенеша              Премьер-министр Кыргызстана принял решение расторгнуть договор с чешской компанией Liglass Trading              Правительство Кыргызстана отзовет из судов все иски против компании «Кумтор»              Премьер-министр России Д. Медведев одобрил единовременное списание Россией долга по кредитам Кыргызстана в размере $240 миллионов              Команда "Азия MIX" победила в финале Высшей лиги КВН              В Кыргызстане отложили всеобщее налоговое декларирование до 2020 года              Бишкекский городской кенеш постановил считать Днем города Бишкек 29 апреля              Президент подписал Закон КР об объявлении 7 апреля праздничным нерабочим днем              Нурсултан Назарбаев на президентских выборах набрал 97,75% голосов избирателей             



Капитанские погоны обрадовали создателя химоружия больше, чем Нобелевская премия

Капитанские погоны обрадовали создателя химоружия больше, чем Нобелевская премияИспользование отравляющих газов столетие назад означало рождение оружия массового уничтожения. Германия первой им обзавелась, поскольку располагала самой развитой химической индустрией.

АРСЕНАЛОМ отравляющих газов Германия обязана Фрицу Габеру, главе берлинского Института физической химии имени кайзера Вильгельма. Он опередил коллег из других стран, что позволило германской армии весной 1915 года устроить первую газовую атаку на Западном фронте.

Впервые немцы применили отравляющий газ на территории Польши – против русской армии в январе 1915 года, за три месяца до Ипра. Выпустили 18 тысяч снарядов с хлорным газом. Но помешала холодная погода – метилбензил бромида просто замёрз.

А 22 апреля 1915 года в половине шестого вечера возле фламандского города Ипр в Бельгии облако удушливого газа накрыло вражеские позиции. Воспользовавшись ветром, который дул в сторону противника, немцы выпустили из баллонов 150 тонн хлорного газа. Французские солдаты не поняли,[end_short_text] что это за облако к ним приближается. 1200 человек погибли, три тысячи попали на госпитальную койку.



Испытал на себе


Фриц Габер наблюдал за действием газа с безопасного расстояния. За три недели до этого, 2 апреля, создатель химического оружия испытал его на себе. Фриц Габер прошёл через жёлто-зелёное облако хлорина – на полигоне, где проводились военные маневры. Эксперимент подтвердил эффективность нового способа уничтожения людей. Габеру стало плохо. Он зашёлся в кашле, побелел, и его пришлось унести на носилках.

Англичане, допрашивая пленных, заранее узнали о подготовке газовой атаки, но не поверили в неё. А немцы недооценили свой успех, не попытались его сразу же развить и упустили время, пока союзники оставались беззащитными. В странах Антанты быстро наладили выпуск противогазов, в которых использовался активированный древесный уголь. Когда немцы вновь устроили газовую атаку, союзники уже были более или менее готовы. Но люди всё равно умирали.

Химическое оружие пускали в ход поздно вечером или перед рассветом, когда этому благоприятствовали атмосферные условия. В темноте нельзя было заметить, что газовая атака началась. Солдаты в траншеях, не успевшие надеть противогазы, были совершенно беззащитны и умирали в страшных муках. Но химическое оружие – капризное. Ветер мог перемениться, и ядовитое облако окутывало собственные войска.

Великобритания благодаря колониям не нуждалась в искусственных красителях, и её химическая промышленность отставала от немецкой. Но через год после атаки на Ипре англичане нагнали немцев.

Страны Антанты маркировали химические боеприпасы цветными звёздочками. Красная звезда – хлорин, жёлтая – сочетание хлора и хлорпикрина. Часто использовали белую звезду – хлор и фосген. Самыми страшными были парализующие газы – синильная кислота и сульфид. Они воздействовали напрямую на нервную систему, что приводило к смерти через несколько секунд.

Последним в арсенал союзников поступил так называемый горчичный газ – его запах напоминал горчицу или чеснок. Немцы именовали его «жёлтым крестом», потому что снаряды с этим газом помечались лотарингским крестом. Но в историю он вошёл как иприт, потому что союзники пустили его в ход в боях за всё тот же город Ипр. Здесь, на северо-западе Бельгии, прошли три крупных сражения. В общей сложности в боях погибли полмиллиона человек. За четыре года войны город превратился в руины. Уинстон Черчилль предлагал не восстанавливать Ипр, сохранить как памятник войны.



Ефрейтор Гитлер ослеп. Временно

В конце сентября 1918 года полк, в котором вестовым служил ефрейтор Адольф Гитлер, закрепился на хорошо подготовленных позициях к югу от реки Ипр во Фландрии. В городе Вервик оборудовали пулемётные точки и снайперские позиции. Выбить немцев из города получила приказ британская 30-я дивизия.

13 октября британским артиллеристам доставили баллоны с отравляющим газом. Перед рассветом немецкие посты засекли звуки на той стороне фронта, означавшие, что британские войска готовятся к наступлению. Гитлера ночью отправили в штаб с посланием. Немецкая артиллерия обстреляла британские позиции, но ночью снаряды ложились не очень точно и не могли причинить серьёзного ущерба.

В половине шестого утра две британские бригады поднялись в атаку. Немецкие войска осенью 1918 года терпели поражение и уже утратили боевой дух. Через два часа британские войска ворвались в город Вервик, завязались уличные бои.

Утром 15 октября Гитлер и ещё несколько солдат собрались вокруг полевой кухни. Но едва они приступили к завтраку, начался артиллерийский обстрел. Снаряд, заправленный газом, с характерным шипением разорвался прямо перед кухней. Натянуть противогазы солдаты не успели. Они кричали от боли – им казалось, что раскалённые иголки вонзались им прямо в глаза, горло и лёгкие отказывались служить, они задыхались.

«Англичане, – вспоминал Гитлер, – пустили в ход газы «жёлтый крест», действие которых мы ещё ни разу до сих пор не испытывали на своей шкуре. Мне пришлось отведать этих газов… Часть товарищей выбыла из строя, некоторые из них навсегда. Я тоже стал чувствовать сильную боль, увеличивающуюся с каждой минутой. Около семи часов утра, спотыкаясь и падая, я кое-как брёл к медпункту. Глаза мои горели от боли… Спустя несколько часов глаза мои превратились в горящие угли. Затем я перестал видеть».

Один из солдат, пострадавший меньше других, повёл ослеплённых на полевой медицинский пункт. Каждый держался за шинель впереди идущего, чтобы не потеряться. Врачи промыли им глаза и забрали заражённые газом шинели. Всех повезли в большой армейский госпиталь возле Брюсселя. Одного только Адольфа Гитлера направили в другое место – в полевой лазарет в бельгийском городе Оденаарде. Утром врачи его осмотрели и переправили дальше – в маленький лазарет в прусском городке Пазевальке неподалёку от польской границы.



Иприт или хлорин?

Немецкая армия отступала, тысячи тяжелораненых солдат ждали отправки в стационарные госпитали. Казалось, зачем возиться с этим ефрейтором? Но у медиков не было иного выхода. Несмотря на красные глаза Гитлера и его слова о том, что он ничего не видит, врачи были уверены, что его слепота вызвана не газом, а истерией.

Страх перед войной, перед жизнью в траншее, перед артиллерийскими обстрелами, перед атаками врага породил страстное стремление бежать из окопов. Часто это делалось под предлогом отравления газом. Врачи получили распоряжение отправлять в глазную больницу только тех, у кого были очевидные симптомы поражения боевыми отравляющими веществами. В соответствии с указанием прусского военного министерства врачи были обязаны передать ефрейтора Гитлера психиатрам.

Сам Гитлер считал, что отравился ипритом. Но это очень сильное боевое средство. Если бы он подвергся воздействию иприта, не скоро пришёл бы в себя. Ему же понадобился всего месяц для полного излечения. Не означает ли это, что Гитлер подвергся воздействию не иприта, а более слабого хлорина? Симптомы отравления им проходили всего за несколько дней. Важно отметить, что Гитлер в дальнейшем не страдал от последствий газовой атаки. Его лёгкие не были затронуты, что позволило ему стать профессиональным оратором в те времена, когда не существовало усилительной техники.

В последние недели Первой мировой, с 1 октября по 11 ноября 1918 года, страны Антанты постоянно применяли иприт. Жертвами стали 12 тысяч немецких солдат и офицеров. К 1918 году армии с обеих сторон пустили в ход 124 тысячи тонн различных химических агентов. Результат – 90 тысяч убитых, более миллиона пострадавших. Многие солдаты и офицеры ослепли, страдали болезнями лёгких, и у них были проблемы с дыхательной системой до конца жизни.



Противогаз 
с Микки-Маусом


Фриц Габер получил погоны капитана. Говорят, он встретил весть о присвоении звания со слезами радости и радовался едва ли не больше, чем Нобелевской премии по химии. Тем более что присудили ему премию в 1918 году, когда Германия потерпела поражение в Первой мировой. Военные заслуги не спасли еврея Фрица Габера от нацистов, в 1933 году он покинул Германию.

Накануне Второй мировой больше всего боялись химического оружия. Все с ужасом представляли себе, как облака отравляющего газа накроют город, люди ослепнут и задохнутся. Когда война началась, каждый лондонец должен был носить с собой противогаз. Двух дезертиров приговорили к смерти, их уже вывели из зала суда, чтобы привести приговор в исполнение, но тут возмущённый полицейский заметил, что они забыли взять свои противогазы…

Детям раздавали противогазы с Микки-Маусом. Впрочем, некоторые матери с раздражением смотрели на маски:

– Даже Гитлер не заставит моего сына надеть эту гадость! Мы с ним спрячемся под одеялом.

В самом конце войны, когда Гитлер укрылся в подземном бункере, там готовились к химической атаке. Гитлер смертельно боялся, что наступающие части Красной армии применят усыпляющий газ и захватят его живым.

Но во Вторую мировую химическое оружие не понадобилось. Зато уже в наше время пригодилось странам третьего мира – это атомная бомба для бедных. Президент Ирака Саддам Хусейн пустил его в ход против соседнего Ирана, с которым воевал восемь лет, травил химическим оружием курдские деревни. Накопленный в Сирии арсенал химического оружия пошёл в ход во время гражданской войны в ХХI веке.



0 комментариев















Информация



Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Наши партнеры: