Сегодня: 18.07.2018
Новым премьер-министром Кыргызстана стал Мухаммедкалый Абылгазиев              Главные события 2017 года в мире              Сооронбай Жээнбеков официально вступил в должность президента Кыргызстана              Дастан Джумабеков избран спикером Жогорку Кенеша              Премьер-министр Кыргызстана принял решение расторгнуть договор с чешской компанией Liglass Trading              Правительство Кыргызстана отзовет из судов все иски против компании «Кумтор»              Премьер-министр России Д. Медведев одобрил единовременное списание Россией долга по кредитам Кыргызстана в размере $240 миллионов              Команда "Азия MIX" победила в финале Высшей лиги КВН              В Кыргызстане отложили всеобщее налоговое декларирование до 2020 года              Бишкекский городской кенеш постановил считать Днем города Бишкек 29 апреля              Президент подписал Закон КР об объявлении 7 апреля праздничным нерабочим днем              Нурсултан Назарбаев на президентских выборах набрал 97,75% голосов избирателей             



Несбыточная ядерная доктрина США

Несбыточная ядерная доктрина СШАКак и предполагали «АН», черновик американского «Обзора ядерной политики-2018» (Nuclear Posture Review 2018, NPR), слитый не так давно в Сеть, незначительно отличается от выпущенного на днях окончательного варианта документа. Если, конечно, не считать более красивого оформления файла. В прошлой публикации «АН» рассматривали несоответствие планов и реальных возможностей США по созданию нового ядерного оружия. Сегодня проанализируем вопросы применения ядерного оружия, какими их видят создатели документа.


Как нас только не пугали и не сдерживали

NPR – это не доктрина, в нашем понимании этого слова. Это – ключевой программный документ, включающий в себя доктрину ядерного применения и планы по развитию ядерного оружия. Такие документы в США готовятся в среднем раз в 8–12 лет.

За всю историю различных стратегий противодействия нашей стране ядерных планов в США было множество. Нас пытались «удерживать в границах Ялтинской сферы влияния», пытались «зеркально реагировать», потом «устрашать», пользуясь огромным преимуществом в числе бомбардировщиков с ядерными бомбами и баз вокруг нас. Затем, после того как в СССР появились водородная бомба и ракеты, против нас ввели концепцию «массированного возмездия». Тогда потенциалы сторон ещё отличались раз в 20–30. Но все эти концепции во время Берлинского и Карибского кризисов американцам не очень помогли, хотя на тот м мент они имели в 17 раз больший потенциал. Однако страх перед ответным ударом не- скольких десятков МБР Р-7 и Р-16 оказался слишком силён.

Потом появились концепции «эскалации» и «гибкого реагирования», предопределявшие повышение порога ядерного применения в случае постепенного развития конфликта. Появилась первая концепция «минимально неприемлемого ущерба» – правда, «сумма» ущерба в каждом документе была совершенно разная. Когда-то она составляла треть населения и 75% промышленности, а когда куда меньше или же больше.

Но как только СССР догнал и обогнал противника по ТЯО, а по СЯС возник примерный паритет, в США придумали новое «свежее решение» – «обезглавливающий удар» с помощью ракет средней дальности. Но и эта концепция потерпела крах. Американцы вообще мастера придумывать несбыточные планы – не разучились это делать они и сейчас.


Самонадеянные заявления

«Первоочередная задача ядерной политики и стратегии США заключается в удержании потенциальных противников от нанесения ядерного удара в любом масштабе», – сказано в документе. Также на ядерные силы возлагается задача предотвращения нападения на США их союзников и партнёров и без применения ядерного оружия: «Потенциальные противники должны осознавать, что при любых возникающих угрозах и в любых ситуациях США способны распознать их и привлечь к ответственности за агрессивные действия, в том числе новые формы агрессии».

Это, мягко говоря, самонаде- янное заявление. Особенно на фоне того, как США «привлекли к ответственности» Россию за возврат Крыма, что они считают «агрессией». Также американцы уверяют, что «отразят любую атаку с применением неядерного стратегического оружия». Господа, будьте скромнее. Потенциал вашей ПВО явно недостаточен для отражения массированной атаки КР большой дальности, на которую вполне способна Россия. А скоро, возможно, будет способен и Китай. А как США собираются отражать атаку гиперзвуковых крылатых ракет? Это же реальность буквально ближайших лет.

«Любая ядерная эскалация не позволит противникам достичь своих целей, но обернётся для них неприемлемыми последствиями», – уверяют американцы. Опять же, если речь идёт об эскалации без привлечения СЯС, то это, как минимум, совсем не так. США сами понимают, что заявления эти лишены конкретики, но наводят тень на плетень, уверяя, что «будут применять с каждым противником гибкий оптимизированный подход».


Без России и Китая никуда

Как всегда, много места в документе посвящено РФ и КНР. После обнадёживающих заявлений, что «США не хотят считать ни Россию, ни Китай своими противниками и стараются поддерживать стабильные отношения», следуют упрёки китайцам в «непрозрачности» ядерной политики, а нам предъявляются всё те же набившие оскомину заявления о «подрыве международной системы стабильности».

Пишут, что США и РФ «в прошлом поддерживали стратегические контакты, чтобы заниматься вопросами ядерного соперничества и рисков». Но, мол, из-за действий Москвы, включая Крым, «это конструктивное взаимодействие существенно сократилось». В итоге Вашингтон рассчитывает на условия, которые бы позволили вновь вести взаимодействие с РФ. Крым, что ли, надо вернуть и покаяться? Этого они не дождутся.


Парадоксы и странности

В документе признаётся очевидное превосходство РФ в производстве и разработке нового ЯО, как в области СЯС, так и ТЯО и в его количестве. Но делаются парадоксальные заявления: «Уверенность России в том, что, использовав первыми ЯО, в том числе малой мощности, можно получить преимущество перед США и союзниками, основана на представлении Москвы о том, что обладание очевидным превосходством и разнообразием нестратегических ядерных средств обеспечивает превосходство в кризисной ситуации или в условиях ограниченного конфликта». То есть очевидное превосходство ничего не даёт? А зачем американцы всё время пытаются его получить, а когда не получается, заявляют, что всё равно толку с этого нет и не очень-то и хотелось?

Американцы считают, что Россия последовательно снижает порог ядерного применения. Об этом, мол, «свидетельствуют многочисленные учения» и «заявления на этот счёт». «Заставить Россию отказаться от таких иллюзий – стратегическая задача», – считают в Вашингтоне. «Россия должна понять, что ядерное первичное применение, каким бы ограниченным оно ни было, не сможет достичь своих целей, коренным образом изменить характер конфликта, и вызовет неисчислимые и невыносимые затраты для Москвы», – если честно, это напоминает надувание щёк. Если у вас нет возможностей достойного ответа на уровне ТЯО, то вам придётся повышать планку. Использовать СЯС, что автоматически вызовет применение уже наших Стратегических ядерных сил.


Повышение порога применения или понижение?

Американцы, правда, заявляют о грядущей разработке боезаряда и ядерной версии новой КР морского базирования, которая, мол, и позволит «достойно ответить России» на нестратегическом уровне. Но, как «АН» уже писали в прошлой публикации, это если и случится, то лет через 15. Даже замминистра обороны США П. Шанахан заявил, что ядерный арсенал расширяться не будет. То есть, по сути, дезавуировал планы, изложенные в NPR. Это и так известно – нет возможности. Вопрос лишь в том, будет ли ещё сокращение или его притормозят.

Официально Россия отрица- ет снижение вероятного порога ядерного применения, как и подготовку к таким боевым действиям. Но учения с отработкой действий в условиях ядерного применения – постоянный «номер программы» в боевой подготовке войск. И в требования к новой бронетехнике включены повышенные условия обитаемости, обеспечивающие длительное (до нескольких суток), комфортное и не снижающее боеспособности экипажей и десанта непрерывное пребывание внутри. Понятно, зачем это нужно. А вот американцы в NPR особо подчёркивают, что ввязываться в боевые действия в условиях применения ТЯО совершенно не планируют. Потому что к ним они сейчас не готовы.


Неприменение первыми – фикция со всех сторон?

Причём США сами заявляют, что первыми ЯО не применят ни против ядерных, ни неядерных стран. Исключая опять же КНДР, которую они не признают ядерной, или Иран. Но тем не менее допускают применение ЯО в «чрезвычайных обстоятельствах», под которыми подразумевают крупную неядерную атаку стратегического характера.

В целом, надо сказать, тут нет особых расхождений с нашим пониманием ситуации – мы тоже в подобной ситуации не исключаем применения первыми. Точнее, мы даже готовы делать это превентивно. Но ведь и американцы, рассказывающие о своём ядерном миролюбии, мягко говоря, лукавят.

Вся структура СЯС США и особенности боевой подготовки всегда были рассчитаны именно на первый, максимум – встречный удар. Начиная с шахт для МБР «Минитмен-3», которые слишком слабо защищены для работы в ответно-встречном или ответном ударе (полная противоположность нашим). И заканчивая районами боевого патрулирования ПЛАРБ типа «Огайо» в Индийском океане. Оттуда очень удобно наносить внезапный удар накоротке.

Наши же СЯС больше заточены на встречный, ответно-встречный и ответный удары. Хотя превентивного удара и при СССР, официально заявлявшем о неприменении первыми, полностью не исключали. У нас он скромно зовётся «удар в назначенное время». Так что кто тут более миролюбив – очевидно. Менять структуру ядерных сил США сейчас не смогут, да и не хотят. А за болтовнёй о «гибких стратегиях сдерживания» вполне может скрываться всё то же применение первыми. Тем более что в нестратегическом ЯО США сейчас крайне слабы.

Ещё один интересный момент – новая доктрина не предусматривает автоматический ответ, если РФ применит заряд или заряды малой мощности против США или его союзников, как заявил другой заместитель министра обороны Д. Руд. Также такого обязательного ответа не предусмотрено и в случае неядерной атаки. То есть – может, ответим, а может, и нет. Например, если ударят по союзнику – разве это беда? Американцы и англосаксы вообще всегда гибко подходили к своим обязательствам, ведь джентльмен всегда хозяин своему слову и может забрать его в любой момент, если дал.

Ярослав ВЯТКИН,
военный обозреватель «АН»



0 комментариев















Информация



Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Наши партнеры: