Сегодня: 19.06.2018
Новым премьер-министром Кыргызстана стал Мухаммедкалый Абылгазиев              Главные события 2017 года в мире              Сооронбай Жээнбеков официально вступил в должность президента Кыргызстана              Дастан Джумабеков избран спикером Жогорку Кенеша              Премьер-министр Кыргызстана принял решение расторгнуть договор с чешской компанией Liglass Trading              Правительство Кыргызстана отзовет из судов все иски против компании «Кумтор»              Премьер-министр России Д. Медведев одобрил единовременное списание Россией долга по кредитам Кыргызстана в размере $240 миллионов              Команда "Азия MIX" победила в финале Высшей лиги КВН              В Кыргызстане отложили всеобщее налоговое декларирование до 2020 года              Бишкекский городской кенеш постановил считать Днем города Бишкек 29 апреля              Президент подписал Закон КР об объявлении 7 апреля праздничным нерабочим днем              Нурсултан Назарбаев на президентских выборах набрал 97,75% голосов избирателей             



Жертва опричнины

Жертва опричниныВ каждой уважающей себя газете ни одна статья не выходит без информационного повода. А ещё по старой традиции еженедельник «Аргументы недели» посвящает свои страницы и конкретным историко-библиографическим датам в летописи нашей страны. Нынешней зимой их сразу три, и все они связаны с именем самого настоящего киногения всех времён и народов Сергея Михайловича Эйзенштейна (10.01.1898–10.02.1948).

ДОГАДЛИВЫЙ читатель наверняка проанализировал содержимое скобок. Да, всего полвека было отмерено автору гениальных картин, сделавших кино настоящим искусством, родоначальнику целого направления и уникальной советской режиссёрской школы. Но есть и третья весьма загадочная дата. 60 лет назад – в феврале 1958 года на советские экраны вышла вторая серия фильма «Иван Грозный». И это через 10 лет после смерти режиссёра. Но почему? Ведь первая часть задуманной трилогии прямо с монтажного стола разлетелась по экранам страны с ярлыком Сталинской госпремии. Не будем торопиться с ответом и, словно киноплёнку, отмотаем историю на несколько фрагментов назад, к самой главной премьере мирового кинематографа XX века. Главное кино главного
из искусств 1925 год. Декабрь. Москва. Большой театр СССР. В этот холодный зимний вечер на главной сцене страны давали не оперу, не балет. Публика пришла поклониться другому более главному из искусств – Его Величеству КИНО. Превосходные степени сравнения тут более чем уместны. Продукт первой советской кинофабрики «Госкино» «Броненосец «Потёмкин» стал явлением мирового масштаба, и, что интересно, не декретом Совнаркома. Сама Американская киноакадемия назвала его лучшим кинопроизведением 1926 года, а впоследствии и первым в сотне лучших фильмов XX века. В том же году
на Парижской выставке искусств фильм получил высшую награду – «Супер-гран-при».

Но и это ещё не всё. Благодаря монтажно-образному методу Сергея Эйзенштейна, или, как сформулировал его сам режиссёр «Фабрикации грёз», кино стало действительно искусством, сильнейшим воздействующим на миллионы людей фактором в разных странах. Искусно выстроенные монтажные переходы наполняли эпизоды буквально взрывной энергией. Символика придавала им новый революционный смысл, заставив прыгнуть даже гранитного льва. Фильм будоражил массы, звал на борьбу с угнетателями, к победе «мировой революции». Именно такова была концепция у коммунистических вождей. Немудрено, что фильм Эйзенштейна в ряде стран был запрещён к показу. Специалист по промыванию мозгов министр пропаганды III Рейха Геббельс назвал фильм бесподобным: «Кто не твёрд в своих убеждениях, после просмотра мог стать большевиком. Художественными средствами под силу пропагандировать даже самые плохие идеи».


Куда подальше от Кремля

Революционно-мифологическое препарирование реальности – не просто метод, взлелеянный Эйзенштейном. Владение им могло стать идеологическим оружием в соперничестве с «генеральной линией» Сталина. Возможно, эти расклады и подвигли набирающего силу Генерального секретаря послать свои талантливые кадры куда подальше от Кремля. Предлог подыскали шикарный, хотя и очень затратный. Говорят, что подсказал его нарком просвещения Анатолий Васильевич Луначарский – человек прогрессивных взглядов, единственный в большевистской элите, пользующийся авторитетом за рубежом. Итак, в 1929 году режиссёры Эйзенштейн, Александров, а также оператор Тиссэ были командированы в Северную Америку. Цель творческой командировки – ознакомиться с технологией набирающего силу звукового кино.

Путь советских подданных пролёг для начала через Западную Европу, где полиглот Эйзенштейн читал лекции о прогрессивном советском кино. В отчётах агентов ОГПУ сообщалось о встречах с Б. Шоу, Л. Пиранделло, Дж. Джойсом, Ф.И. Шаляпиным, было даже упомянуто о посещении С.М. Эйзенштейном лекций в Берлинском институте сексологии.

Весной 1930 года по приглашению фирмы «Парамаунт» советские кинематографисты прибыли в Калифорнию. Обучение «немых» школяров самым передовым технологиям выглядело довольно странно. Никакой теоретической раскачки, «контракт в зубы» – и вперёд на съёмочную площадку, и не в сказочные голливудские павильоны, а в громыхающую, полыхающую и стреляющую Мексику. Слушатели голливудских курсов повышения квалификации были не против. Да и стоит ли упускать случай подзаработать, а может, и прославиться, обзаведясь связями, как говорится, со всеми вытекающими. За несколько месяцев пребывания в Америке группой были отсняты сотни километров плёнки для фильмов о Мексике: «Землетрясение в Оахаке», «Да здравствует Мексика!» и не только.

Первый тогда же увидел свет, закончить второй и др. не удалось. По требованию советских властей, почувствовавших неладное, Эйзенштейн со товарищи
был срочно вызван в Москву.


Теория без практики

После возвращения в 1932 году Эйзенштейну в области кино разрешили заниматься только научной и педагогической деятельностью. Попытка же снять даже конъюнктурный сюжет о Павлике Морозове («Бежин луг») была не только провалена, но и наказана. В качестве репрессивной меры режиссёр был отлучён и от преподавательской деятельности. Пропуском для возвращения в мир кино стал написанный в 1938 году сценарий историко-патриотического фильма «Александр Невский». Международная обстановка требовала патриотического подъёма населения. Экранный пример подвига «за Родину» в исполнении мастера мифологического препарирования реальности был очень кстати. С 1939 по 1945 г. «Александр Невский» с Черкасовым в главной роли был лидером проката.

В 1941 году режиссёр приступил к главному госзаказу – киноэпопее о сталинском кумире. Съёмки «Ивана Грозного» начались в Москве. В 1942 году после эвакуации «Мосфильма» были продолжены в Алма-Ате. Первая серия картины вышла на экраны в начале 1945 года и сразу была отмечена Сталинской премией первой степени. А вот вторая серия хозяину, мягко говоря, не понравилась.

ЦК ВКП(б) в своём Постановлении от 4 сентября 1946 года высказался предельно лаконично: «Режиссёр С. Эйзенштейн во 2‑й серии фильма «Иван Грозный» обнаружил невежество в изображении исторических фактов, представив прогрессивное войско опричников Ивана Грозного в виде шайки дегенератов...» Встреча Сталина, Молотова и Жданова с режиссёром Эйзенштейном и артистом Черкасовым в феврале 1947 года дала шанс переработать картину с учётом конструктивной критики. Однако очередной инфаркт не позволил опальному гению унизиться до соавторства с кремлёвскими бонзами.

В оставшемся черновом варианте сказ второй – «Боярский заговор» вышел на экраны только в 1958 году; съёмки 3-й серии, которая должна была символизировать триумф русских над Западом, были прекращены также по причине смерти Эйзенштейна (фрагменты и подготовительные материалы хранятся в Госфильмофонде).

Данила ДАНИЛКИН



0 комментариев















Информация



Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Наши партнеры: